Домой

Самиздат

Индекс

Вперед

Назад

 

 

 

Еврейский альбом

 

В каждом еврейском доме обязательно хранится альбом с фотографиями. Со страниц альбома глядят благообразные религиозные старцы, одетые по моде начала ХХ века элегантные дамы и господа, многочисленные младенцы, сами со временем превращавшиеся в дам и господ, а затем в стариков…
...И солдаты - солдатские фотографии еврейских парней и девушек в форме разных армий и государств, времен всех войн, бушевавших в последние столетия, в которых евреям пришлось проливать свою кровь за чужие народы и государства, пока не было создано государство Израиль.
Такой альбом уже больше столетия хранится и в нашем доме. И с каждым годом в нем среди пожелтевших фотографий солдат в русской, советской, британской военной форме становится все больше фотографий солдат израильской армии…



Мой дед полковник Абрам Евелевич Шульман. Фотография 1945г.

В каждом еврейском доме обязательно хранится альбом с фотографиями. Со страниц альбома на нас глядят из Х1Х века благообразные религиозные старцы, одетые по моде начала ХХ века элегантные дамы и господа, многочисленные младенцы, сами со временем превращавшиеся в дам и господ, а затем в стариков…
...И солдаты - солдатские фотографии еврейских парней и девушек в форме разных армий и государств, времен всех войн, бушевавших в последние столетия, в которых евреям пришлось проливать свою кровь за чужие народы и государства, пока не было создано государство Израиль.

Такой альбом уже больше столетия хранится и в нашем доме. И с каждым годом в нем среди пожелтевших фотографий солдат в русской, советской, британской военной форме становится все больше фотографий солдат израильской армии…

Прадед

Прадед Янкеф-Нуте Красный, николаевский солдат из кантонистов

Начну рассказ с прадеда Янкеф-Нутэ Красного, николаевского солдата, прослужившего в царской армии 25 лет. По семейным рассказам происходил он из литовского местечка и в возрасте двенадцати лет в 1846 году был похищен ловчиками или хапунами – так называли вербовщиков русской армии, охотившихся за еврейскими детьми.

Так он оказался в числе кантонистов – малолетних еврейских солдат, из которых царские власти пытались выбить все, что связывало их с еврейством. По указу царя Николая 1 от 26 августа 1827 года этих детей должны были во время армейской службы пытками и истязаниями склонить к переходу в православие.

Указ установил повышенную норму призыва для евреев - в 3 раза большую, чем для русских. Если у русских раз в два года брали в армию по семь рекрутов с тысячи человек, то у евреев стали брать по десять рекрутов с тысячи человек ежегодно.

В отличие от русских, евреев призывали в армию не с восемнадцати, а с двенадцати лет. Зачастую еврейских детей забирали в армию в возрасте и 8-9 лет - видать, у хапунов был план по сдаче евреев в армию,и возраст тут роли не играл.

Малолетних евреев направляли в батальоны кантонистов "для приготовления к военной службе", где они проходили службу до 18-летнего возраста. Годы пребывания в кантонистах не засчитывали в армейский срок, а срок этот был в николаевской армии — двадцать пять бесконечных лет.

Всего в царствование Николая1 этот мученический путь прошли не менее пятидесяти тысяч еврейских мальчиков. Похищенных еврейских детей гнали в пешем строю в глубь России – на Волгу и в Сибирь, где их ждали кантонистские батальоны. Весь этот путь был усеян трупами еврейских детей.

Кантонистские батальоны по праву называли «детской каторгой». Кантонистский закон был такой: девять забей на смерть, десятого живым представь. Ну, и представляли...

Еще на моей памяти в нашей семье хранились записки прадеда, в которых он рассказывал о том, что ему довелось испытать в кантонистах. Запомнился рассказ, о том как в жестокие сибирские морозы еврейских мальчишек ставили на плацу по стойке смирно со взятым «на караул» (на вытянутых руках) многокилограммовым ружьем. Садисты-унтера отбирали у ребятишек рукавицы, а карманы шинели зашивали намертво. Понятно, голые руки примерзали к ружью, и лекарь в лазарете отрезал отмороженные пальцы и руки.

В записках прадеда рассказывалось об издевательствах и пытках, которым подвергали еврейских детей палачи, т.н. «дядьки», о посулах православных попов освободить от истязаний в случае крещения (записки эти исчезли из разграбленного на русской таможне багажа, когда мы уезжали в Израиль). Янкеф-Нуте стойко прошел через все ужасы кантонистского батальона и его не сломили – он остался евреем.

Я и сейчас не могу понять, откуда у 12-летнего мальчишки были такие душевные и физические силы, чтобы вынести пытки православных палачей и сохранить верность своему народу. А ведь прадед был не один – все круги кантонистского ада с ним проходили тысячи еврейских мальчишек, и далеко не всех из них смогли сломить…

В 18 лет Янкеф-Нуте вышел из кантонистского батальона в армию, где прослужил еще 25 лет. В рядах своего полка он принял участие в обороне Севастополя во время Крымской войны в 1854-1856гг. На бастионах Севастополя сражались тысячи еврейских солдат и матросов, более 1 тысячи из них сложили там свои головы.

Парадокс – русское антисемитское законодательство загнало евреев в огромное гетто - черту оседлости. По этим "законам" евреям было запрещено жить в Севастополе, однако умирать за русский город - эту долю русские власти предоставили евреям...

Дед Григорий

Григорий Яковлевич Красный-Адмони, вольноопределяющийся 3-го пехотного полка

Деда, Григория Красного-Адмони, призвали в русскую армию в 1915г. Шла первая мировая война, деду было уже за тридцать, он был известным петербургским адвокатом, редактором Еврейской Энциклопедии Брокгауза и Эфрона – но пришел его час и он стал солдатом, одним из 600 тысяч еврейских солдат русской армии.

Евреям в русской армии было запрещено присваивать офицерские звания и потому дед, несмотря на два университетских диплома, проходил службу в качестве вольноопределящегося.

Вольноопределяющиеся – это солдаты с высоким образовательным цензом, не имеющие однако офицерского звания. Носили они солдатскую форму, единственное отличие – красно-белый витой кант на солдатском погоне, его видно и на фотографии. Проходил службу дед в 3-ем Пехотном полку, что был расквартирован в Петергофе. Дед всегда тепло вспоминал свою армейскую службу. Офицеры относились к нему уважительно, не тыкали, обращались по имени-отчеству.

Сохранилась солдатская книжка деда, где расписаны все предметы амуниции, выданные солдату. Меня смешила всегда запись в солдатской книжке про выданные «утиральники».

После февральской революции 1917г. дед был демобилизован из армии, о чем свидетельствует запись в солдатской книжке, подписанная командиром полка и полковым адъютантом.

Дед принимал участие в работе Союза евреев-воинов, созданном в то время Иосефом Трумпельдором в Петрограде. Идея у Трумпельдора была такая – сформировать из 600 тысяч еврейских солдат русской армии экспедиционный корпус, который сможет, наступая через Турцию, освободить Эрец-Исраэль от османского владычества и создать там еврейское государство. Кроме того, Союз евреев-воинов создавал боевые дружины для защиты еврейского населения от погромов и резни, которые осуществляли банды русских погромщиков-черносотенцев.

После Февральской революция Временное правительство полностью отменило все антисемитские русские законы, антисемитизм был обьявлен уголовным преступлением. Двери юнкерских училищ открылись для тысяч еврейских парней. Я думаю, в русской армии тогда отнеслись к этому весьма положительно – за годы войны офицерский корпус был основательно выбит, в офицеры стали брать безграмотных солдат. А в окопах находились десятки тысяч образованных молодых евреев, уже имевших богатый фронтовой опыт – но им путь в офицеры был прежде закрыт антисемитскими русскими законами.

Племянник деда, студент Менахем Цеховой, стал юнкером Морских офицерских классов. Юнкеров этого учебного заведения называли черными гардемаринами – по цвету погон на морской форме. Евреи-юнкера были в своей массе сионистами, и потому планы Трумпельдора в их среде пользовались широкой поддержкой.

Октябрьский переворот положил конец этим планам – только при обороне Зимнего дворца погибло более 50 юнкеров-евреев. Начавшаяся гражданская война в России развела юнкеров-евреев по разные линии фронта. В списках белых офицеров, награжденных знаком за «Ледовый поход» на Дону более 100 фамилий евреев. Другие в числе 50 тысяч офицеров по призыву Троцкого пришли в Красную Армию.

Юнкер Цеховой был одним из немногих юнкеров-сионистов, воплотивших мечту о еврейском государстве – в 1919 году он, пройдя через многочисленные рискованные приключения, добрался до Эрец-Исраэль, где включился в войну за будущее еврейское государство.

Его потомки оставили заметный след в военной истории Государства Израиль. Назову только одно имя – полковник Иехуда Харари, один из создателей парашютно-десантных войск ЦАХАЛа, первый командир легендарного 890-го парашютно-десантного батальона. Под его началом в батальоне начинали службу многие представители военной элиты Израиля , в том числе и молодой тогда офицер-десантник Ариэль Шарон.

Дед Абрам

Полковник Абрам Евелевич Шульман. Фотография 1945г.

На этой фотографии из альбома– полковник Советской армии Абрам Евелевич Шульман, дед Абрам, как его звали близкие. Он родился в 1900 году в маленьком городке Орша, что в Белоруссии. Я мало знаю о семье деда. По семейным рассказам, было у деда пятеро братьев и сестер, а отец его занимался кожевенным ремеслом – был шорником, т.е мастеровым, изготавливавшем конскую упряжь. Когда началась Первая мировая война, отца деда призвали в царскую армию и он погиб на фронте.

Дед, тогда совсем молодой парнишка, остался за старшего, на него легли все заботы о большем семействе. Он также, как и отец, занимался шорницким ремеслом. Начавшаяся гражданская война не оставляла еврейским ребятам, каким был дед, выбора – погромная угроза, нависшая над российским еврейством, заставляла браться за оружие. Дед Абрам был членом Еврейской коммунистической партии – Поалей Цион (Рабочие Сиона), бойцом отряда еврейской самообороны, а 1918 году, восемнадцатилетним парнишкой, ушел добровольцем в Красную Армию. В боях был ранен и контужен. Так началась его военная карьера, длившаяся около сорока лет.

Была у деда Абрама военная жилка – он начал солдатом, а затем, закончив полковую школу младших командиров, продолжил службу, став кадровым военным. Вся его армейская служба прошла в инженерных войсках Западного Особого военного округа, где он последовательно поднимался по командирским ступенькам. За образцовую службу в 1935 году нарком обороны маршал Ворошилов наградил его Почетным именным оружием - маузером.

Тяжелым испытанием для деда стал 1938 год – вместе с большинством командиров Западного Особого военного округа он был арестован НКВД и проходил по делу «заговора командармов», во главе которой якобы стояли маршал Тухачевский и командарм Уборевич, командовавший Западным Особым военным округом. Деду вменялось в вину многолетняя совместная служба с командующим округом Уборевичем, который к тому времени был расстрелян.

На допросах следователи пытали деда, добиваясь признаний в преступлениях и в измене. Но сломать деда не удалось – несмотря на жестокое давление, он отказался признать обвинения против себя и своих товарищей. Возможно, это его и спасло. В 1939 году дед оказался в числе командиров, выпущенных из тюрем и лагерей. Он был восстановлен в звании и должности.

Войну дед встретил в Западной Белоруссии. В первые дни войны советские войска были разгромлены наступавшими немцами, дед попал в окружение. Из окружения он выходил в форме, не снимая знаков различия и боевые награды, сохранив партбилет. Вывел из окружения группу бойцов. Это позволило ему пройти последовавшие проверки и допросы в Особом отделе.

Будучи командиром бригады инженерных войск дед участвовал в битве за Москву. В 1942г. при прямом попадание снаряда в его командный пункт дед получил тяжелейшее ранение Деда каким-то чудом откопал из-под завала его ординарец. Дед лишился слуха и речи. Бабушка рассказывала, как нашла его в госпитале: "Подвели меня к моему Абрашеньке - узнал он меня - по глазам вижу, а сказать ничего не может - мычит только, ни слова сказать не может..." Только через год речь восстановилась, но слышал дед плохо до конца дней своих. Он вернулся в строй и воевал до Победы.


Майор Абрам Шульман, командир саперной бригады. 1941г. Битва за Москву

Войну дед закончил в чине полковника, был награжден орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Красной Звезды и Отечественной войны. На войне дед потерял всех своих близких. В Смоленской области, вместе со всеми евреями были зверски замучены две его сестры и их дети. Брат деда, офицер-подводник служил на Балтфлоте, находился в боевом походе 22 июня 41года. На базу его подводная лодка не вернулась... Еще один брат деда, моряк, перед войной как раз приехал в отпуск. 23 июня его призвали, больше о нем ничего не известно...

Дед был уволен из армии в 1953 году. Тогда в рамках антисемитской компании, охватившей весь Советский союз, были ошельмованы и изгнаны из армии многие тысячи евреев-офицеров - фронтовиков...

Отец

Полковник Алексей Абрамович Шульман

В 1942 году шестнадцатилетним мальчишкой ушел добровольцем на фронт сын деда Абрама и мой отец, Алексей. Он воевал в гвардейской минометной бригаде, был командиром отделения артиллерийской разведки.

Артиллерийская разведка в гвардейской минометной бригаде– это корректировка огня «катюш». Разведчики шли в ближний тыл немцев и оттуда сообщали координаты целей. Шансов вернуться было немного, немцы охотились за корректировщиками огня, и тогда оставался единственный шанс выжить – вызвать огонь своих батарей на себя, т.е. передать координаты своего местоположения и, став целью шквального огня, попытаться выбраться из пекла…

Алексей с боями дошел до Польши, был награжден, в том числе медалью «За отвагу» В конце 1944 года молодых грамотных солдат стали направлять с фронта в военные училища. Так Алексей попал в Киевское военное училище связи, которое закончил в июне 1947 года. Затем был направлен в Белорусский военный округ командиром взвода радиосвязи, дежурным офицером в аппаратной командующего Белорусским ВО маршала Тимошенко. Командовал взводом, ротой.

В 1948 году лейтенант Алексей Шульман шесть месяцев был начальником связи отряда по ликвидации нацистских бандформирований в Западной Белоруссии. По словам отца, эти бандгруппы зверствовали во много раз сильнее, чем немцы.

Как и положено еврею, отец стремился к учебе. Потому между боями он умудрился учиться в вечерней средней школе и экстерном сдать экзамены за 8-10 классы, а затем поступить в военную академию.

В 1955г. Алексей Шульман закончил военную академию связи и многие годы затем служил на командных должностях в различных военных округах. За образцовую службу и за «успешное освоение войсками новой техники» он в мирное время был награжден тремя орденами. В отставку Алексей Шульман вышел в чине полковника в 1984г., прослужив в армии 42 года. В последние годы службы он был командиром отдельной войсковой оперативной группы, в составе которой под его началом служило до десяти тысяч военнослужащих.

Для меня отец всегда был живым примером такого понятия, как настоящий офицер и командир. Жесткий, требовательный и к себе и к своим подчиненным, свято соблюдавший нормы офицерской чести, он полностью отдавал себя воинской службе. В детстве я его почти не видел – с раннего утра, до глубокой ночи, без праздников и выходных он всегда был в полку, которым командовал. Это было естественной моральной нормой для офицера, несущего на своих плечах тяжелый груз ответственности за тысячи подчиненных, за выполнение поставленных боевых задач.

Надо сказать, что советский государственный антисемитизм постепенно, начиная с 40-50-ых годов прошлого века, ограничивал возможности и перспективы евреев-военнослужащих. Постоянно вводились все новые ограничения для офицеров-евреев в занятии командных должностей, в приеме военные академии и военные училища, запреты на службу заграницей, в пограничных военных округах и в центральном аппарате министерства обороны.

Если в годы войны в рядах Советской армии служило более 300 генералов и адмиралов и 160 тысяч офицеров-евреев, т.е. примерно 10% всего советского офицерского корпуса, то уже в конце 40-ых годов начались массовые увольнения евреев-генералов и офицеров из армии, ограничения на прием еврейской молодежи в военно-учебные заведения.

Сделать карьеру в таких условиях и дослужиться до полковничьих погонов мог только настоящий военный профессионал, ставший по ряду причин просто незаменимым.

Еврейский альбом: 70-80 годы.

Лейтенант Виктор Шульман, выпускник военного училища

В 1973 году пришла пора одеть погоны внуку деда Абрама – Виктору. Виктор Шульман, закончив военное училище, прослужил на различных командирских должностях до 1994 года.

Братец всегда отличался весьма живым нравом, был и остается по сей день душой любой офицерской компании. Службу после училища он начал зам. командиром отдельного дисциплинарного батальона, преемника штрафбатов времен войны. Надо сказать, что для юного лейтенанта это было неожиданное назначение – согласно инструкциям и приказам, назначение в дисбат могли получить офицеры с командирским опытом, имеющие только положительные аттестации по службе. Командир дал обьяснение этому назначению – лейтенант Шульман из потомственной военной семьи, а значит семейная военная традиция вполне катит на командирский опыт :)


Это я

Надо сказать, что для нас всегда было характерно чувство гордости своим еврейством и
принадлежностью к профессиональной военной касте. Потому столкновения с антисемитами всегда вызывало жесткую реакцию.Антисемитские выпады гасились кулачным ударом или применением штык-ножа. За хамское словечко «жид» полагался удар сапогом в морду.

Впрочем, такие ситуации возникали крайне редко и были нехарактерны для офицерской среды.

Отмечу, что в армии понимали, что межнациональные конфликты в такой многоциональной армии, какой была советская, где русских было не больше 50%, означали бы ее немедленный развал и войну всех против всех.
Потому межнациональные конфликты старательно гасились политорганами и особистами в самом зародыше.

Свои национальные предпочтения в профессиональной военной среде старались неафишировать, оставляя их за воротами казармы.

Нас воспитывали в атмосфере армейского товарищества, общим было понимание того, что, неровен час, всем вместе предстоит «умирать в одном окопе»...

Еврейский альбом: ЦАХАЛ


На этом завершилась российская история воинской службы поколений нашей семьи, и началась израильская.

Первой в ряды ЦАХАЛа в 1999 году была призвана праправнучка николаевского солдата Янкеф-Нуте – Ноа. Надо сказать, что Ноа, как религиозная девушка (перед призывом она год прожила в ортодо-ксальном религиозном кибуце в долине Иордана) по закону была освобождена от армейской службы. Однако она добилась призыва в армию и срочную службу проходила в войсках связи. Закончила курс машаков (это аббревиатура слов «командир без офицерского звания»), за что получила зеленый витой аксельбант под погоном. Демобилизовалась она в звании сержанта в 2001 году.

Я всегда удивляюсь железному и непреклонному характеру Ноа. В 2001 году араб-террорист врезался на грузовике в группу девушек-солдат, ждавших автобус на тремпиаде. Теракт произошел на глазах Ноа, среди погибших и раненных девушек-солдат были девочки из ее части. При встрече с Ноа я не увидел слез и рыданий, она ничего не рассказывала про теракт, упомянула только девочек из своей части, раненных и убитых арабом…

В 2002 году настала пора идти в армию праправнуку николаевского солдата Янкеф-Нуте – Талю. Закончив школу, Таль получил самый высокий армейский профиль в 97 баллов и, как большинство его одноклассников, был призван в боевые войска. Попал Таль в саперную часть, оснащенную тяжелой бронированной техникой для разминирования.

Почти год продолжалась интенсивная учеба, а затем Таля ждал самый опасный участок фронта – линия «Филадельфия», что разделяла Египет и сектор Газа. Эта узкая полоска земли буквально кишела прорытыми палестинскими террористами подземными туннелями, по которым в сектор Газа тек поток оружия и взрывчатки. Каждый метр линии «Филадельфия» простреливался и таил в себе хитроумно запрятанные мины и фугасы.

Изо дня в день Таль и его однополчане совершали смертельно опасные рейды на своих боевых машинах, выполняя разминирование и буквально прорубая дорогу наступающим вслед за ними пехоте и танкам. Такая солдатская работа требует мужества и полной самоотдачи. Этими качествами сполна обладают Таль и его боевые товарищи.

В мае 2004 г. воинская часть Таля участвовала в крупномасштабной войсковой операции в Газе, получившей название «Радуга на облаке». Тогда сектор Газа был рассечен израильскими бульдозерными и танковыми колоннами на участки, войска осуществляли массированную зачистку этого бандитского гнезда.

Однажды боевая машина Таля подорвалась на фугасе, в экипаже были раненные, ему пришлось взять в руки ручной пулемет и отстреливаться от наседавших бандитов, пока не подоспела помощь.

Демобилизовался Таль в 2005 году, будучи старшиной роты. Сейчас Таль – студент университета, однако ему вновь пришлось взять в руки оружие в июле 2006 года, когда началась Ливанская кампания. Таль одним из первых резервистов получил призывную повестку и со своей частью вошел в Ливан…

Пять поколений одной еврейской семьи… Каждому из них досталась своя война, каждому выпала честь исполнить свой воинский долг.

А война никогда не кончается….

 

Домой

Самиздат

Индекс

Вперед

Назад