НАДЕЖДА УЛАНОВСКАЯ

 

МАЙЯ УЛАНОВСКАЯ

 

 

 

ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ

 

 

 

 

МОИ ЛАГЕРНЫЕ  СТИХИ

 

 

           СОН В ТЮРЬМЕ

 

Приснилось мне, что мы с тобою

Толпой врагов окружены,

Что мы измучены борьбою,

Что мы на смерть обречены.

 

Ты ранен, истекаешь кровью,

Надежды нет тебя спасти,

А я с бессильною любовью

Тебе шепчу: прости, прости.

 

Я чувствую, как под рукою

Всё тише, тише сердца стук.

С какой мучительной тоскою

Я на тебя гляжу, мой друг.

 

Я холодеющие руки

Хочу дыханием согреть,

Хочу, чтоб не было разлуки,

Хочу с тобою умереть.

 

Но смерти лишних жертв не надо,

И нет ей дела до любви.

Отняв последнюю отраду,

Смерть приказала мне: Живи!

 

Я пробудилась, но рыданья

Я долго не могла унять,

И миг последнего свиданья

С невольным страхом стала ждать.

 

Тот миг настал, и до могилы,

Пока на свете я живу,

Мне не забыть того, что было,

И не во сне, а наяву.

 

Но я переживу все муки,

Я буду долго-долго жить,

Чтоб взять потом оружье в руки,

Чтобы убийцам отомстить.

 

                                          

                          ---------

 

 

Я не знаю, жив ты или нет,

Но сегодня злой осенний ветер

Мне принёс безжалостный ответ,

Что тебя давно уж нет на свете.

 

Умные, чудесные глаза

Смертный холод замутил, быть может,

И моя горючая слеза

Твой глубокий сон не потревожит.

 

Сердце беспокойное молчит,

И замолк навеки голос милый,

Только злобно вороньё кричит

Над твоей безвременной могилой.

         _____

 

          

        МОЛИТВА

 

О Боже, я в тебя не верю,

Не славлю мудрого Творца,

И для меня закрыты двери

В страну, где счастью нет конца.

Закрыты двери в край забвенья,

Где нет ни горя, ни утрат,

Где людям радость утешенья

Дарит Твой мудрый, кроткий взгляд.

Душе усталой, одинокой,

Слабеющей в мирской борьбе,

Так сладок веры сон глубокий.

Молитва жаркая к Тебе.

О Боже, дай блаженство веры,

Неверью моему прости

И дух, измученный без меры,

Направь по верному пути.

 

       ---------

 

        

                МОЛИТВА БЕЗБОЖНИКА

 

Я хочу умереть, я хочу умереть,

Чтоб не думать, не знать, не смотреть,

Чтоб рабыней не быть, палачам не служить,

Не страдать, не терзаться – не жить.

Дай мне, Господи, силы покончить с собой,

Не могу я бороться с судьбой,

Я разбита и смята в неравной борьбе,

Не нужна ни другим, ни себе.

Не желаю простить, не могу отомстить,

Я способна лишь злобу таить,

И бессильная злоба терзает меня,

Разрастается день ото дня.

Нет надежды на волю, и нечего ждать,

Путь простит меня бедная мать,

Пусть простит и поймёт, пусть поймёт и не ждёт,

И дочь свою пусть не зовёт.

Путь умрёт в моём сердце немая тоска

По тебе, мой замученный друг,

Пусть укроет меня гробовая доска

От земных, нескончаемых мук.

Не судьба, дорогой, быть с тобою вдвоём,

Разошлись наши в жизни пути.

Укрепи меня, Боже, в решенье моём,

Дай мне силы из жизни уйти.

 

 

            

           ПО ДОРОГЕ НА РАБОТУ

 

- Нет выхода из замкнутого круга,

Нет выхода», - тайга мне шелестит.

- Нет выхода, - зловеще воет вьюга,

И солнце тусклое безвыходно блестит.

К глазам бессилья слёзы подступают,

Не вижу впереди себя пути.

А ноги механически ступают,

И я должна идти, идти, идти.

 

                       ---------

 

 

                  ОСЕНЬ НА  49-Й

 

Холод осени, мрак и ненастье

В синеватой предутренней мгле.

Разрывается сердце на части

От любви к этой грустной земле.

 

К этим тонким, унылым берёзам,

Сиротливо стоящим в снегу,

К этой речке, объятой морозом,

С огоньками на том берегу.

 

Как созвучна родная природа

Нелюдимой сибирской глуши

Скорбным песням страдальца-народа,

Тихим стонам смятённой души.

 

И не жаль бесконечное горе

Пережить за тебя, русский край,

Где живут в непрерывном раздоре

Ад кромешный и солнечный рай.

 

 

                     РОДИНЕ

 

Я дочь несчастная несчастного народа

И падчерица родины своей.

Желаю мачехе и счастья, и свободы,

И ухожу, не понятая ей.

 

Суровая, жестокая, прости,

Я ухожу от жизни в ночь немую,

Не в силах я позора крест нести,

И глаз своих на свет не подыму я.

 

Мне места не было среди твоих детей,

Меня не грело солнце этой жизни.

Я ухожу, мне нет других путей,

И шлю последний стих моей отчизне:

 

Пусть дочери твои и сыновья

Идут скорей к мечте своей прекрасной.

Они дойдут: они сильней, чем я,

И души их безоблачны и ясны.

 

Они уверены, что рай земной их ждёт,

Их не терзает червь сомненья.

Как сад весенний юность их цветёт,

Не чувствуя под розой запах тленья.

 

Не слыша жертв несчастных стон и плач,

Забыв про их бесчисленные муки,

Как забывает иногда палач,

Что у него в крови невинной руки.

 

Цвети, мой край, под сенью небосвода,

Пусть ширится простор твоих полей.

Я – дочь несчастная несчастного народа

И падчерица родины своей.

 

 

                 -------

 

Мы покорны, как овцы, идём, куда гонят,

И работаем, падая с ног.

Только изредка кто-нибудь глухо застонет,

Услыхав ненавистный звонок.

Оскорблённая гордость притихла, молчит,

Льдом покрылись, замёрзли сердца.

Пусть стреляет конвой, пусть нарядчик кричит –

Всё спокойно, как сон мертвеца.

Наши споры ничтожны и речи тупы,

Нам весь мир и мечты – всё равно,

Мы - живые машины, немые рабы,

Прежде смерти мы сгнили давно.

Мы сегодня не знаем, что завтра нас ждёт –

Будем жить мы, а может быть, нет.

Только робкая в сердце надежда живёт,

Что за ночью наступит рассвет.

.

                                 Трасса Тайшет-Братск, 1952-1954