Домой

Самиздат

Индекс

Вперед

Назад

 

 

К истории анархистской прессы на идиш:

"Дер фрайер геданк" (Париж),

"Дос фрайе ворт" (Буэнос-Айрес),

"Фрайе арбетер штиме" (Нью-Йорк).

 

История еврейского анархистского движения неразрывно связана с историей прессы, принадлежавшей этому движению. В предыдущих главах мы довольно подробно рассмотрели ряд анархистских печатных органов, - таких, как "Арбейтер фрайнд", "Жерминаль", "Проблемот" ("Проблемен"), выходивших в разное время и в разных странах. Подробно была рассмотрена и история возникновения и деятельности такой старейшей американской анархистской газеты на идиш, как "Фрайе арбетер штиме" (ФАШ). В этой главе мы постараемся дать читателю некоторые дополнительные данные по истории ФАШ, а также рассмотрим наиболее интересные, на наш взгляд, идишеязычные анархистские газеты и журналы Франции и Аргентины, наложившие определённый интеллектуальный отпечаток на всё Движение.

История идиш-анархизма во Франции изучена слабо (не в пример французскому анархизму как таковому, исследованию которого посвятили свои работы десятки авторов). Еврейские анархистские группы в этой стране возникли в конце XIX в., на волне восточноевропейской эмиграции, и концентрировались, по преимуществу, в Париже. Такого размаха, как в Англии и США, французский идиш-анархизм никогда не имел - в первую очередь, в связи со слабостью организованного еврейского пролетариата в среде эмигрантов. Основной поток беженцев из Российской империи оседал, начиная с 1880-х годов, в Лондоне и Нью-Йорке. Определённую роль в нежелании эмигрантов селиться на берегах Сены сыграл и сильный антисемитизм французского общества, имевший давние и крепкие позиции. Париж конца XIX - начала ХХ вв. не манил бедняков - выходцев из царской России и являлся интеллектуальным центром лишь радикальной политической эмиграции. Еврейские анархистские группы там состояли, в основном, из интеллигентов; участие рабочих было относительно слабым. Именно это создаёт резкий контраст с сильным и организованным еврейским анархизмом США и Англии, где основную массу участников Движения составляли пролетарии. Большинство говоривших на идиш анархистов, выходцев из стран Восточной Европы, селившихся во Франции в 1890-х - 1900-х гг., в конце концов оставило страну и перебиралось в Лондон, Нью-Йорк, Филадельфию, Чикаго, Сан-Франциско. В Париже проходили первые годы эмиграции таких революционеров, как Хаим Житловский, Ш. Ан-ский, Рудольф Рокер. На рубеже XIX-XX вв. в Париже действовали местные группы поддержки лондонских журналов "Жерминаль" и "Арбейтер фрайнд", издававшие здесь свою периодику. Приток активистов еврейского анархизма в Париж усилился с подавлением первой русской революции, а впоследствии - после установления в России большевистской диктатуры. В Париже жили Александр Беркман и Всеволод Эйхенбаум (Волин) - столп русской анархии, член реввоенсовета махновской армии; здесь, на берегах Сены, в кафе и бистро встречался с Нестором Махно Шалом Шварцбард. Собственно, именно Шварцбард, этот еврейский поэт и волонтёр французского Иностранного легиона, входивший в еврейскую анархистскую группу, и по сей день является самым известным представителем Движения, жившим долгие годы в Париже. Известность ему принесли не стихи на идиш, а убийство Симона Петлюры на бульваре Сен-Мишель в 1926 г.

Большинство еврейских анархистов - выходцев из России - во время оккупации Парижа нацистами бежали из Франции; часть скрывалась или участвовала в движении Сопротивления (например, Волин - В.М.Эйхенбаум, бывший идеолог махновского движения); некоторые, арестованные и вывезенные в Германию, погибли в концлагерях. Эту судьбу они разделили с коммунистами, социалистами, троцкистами, бундовцами. Так или иначе, если еврейский анархизм во Франции в первые десятилетия ХХ в. и имел какие-либо организованные формы, то ко второй половине 1940-х гг. они были полностью разгромлены. В дальнейшем, идиш-анархизм (как и поалей-ционизм, и бундовское движение) имел в своём активе лишь небольшие группы и кружки приверженцев-интеллектуалов.

Журнал "Дер фрайер геданк" דער פריַיער געדאַנק ("Свободная мысль") был основан в Париже в 1949 г. и выходил до июня 1965 г. как ежемесячник.[1]

Этот печатный орган сохранил в неприкосновенности традиции классического анархизма начала 1900-х годов, включая революционную фразеологию. На деятельность политических партий на "еврейской улице" Франции, редакция реагировала, прежде всего, с позиций интересов пролетариата и возможности осуществления в будущем социальной революции (впоследствии, правда, этот подход смягчился). Если в США и Англии особых связей между анархистами и Бундом не существовало (кроме как в культурно-просветительской сфере), а в Израиле бундовцы всегда являлись решительными противниками анархизма во всех его формах, - то во Франции группы Бунда и местного еврейского анархистского движения уживались вполне мирно и даже сотрудничали.

Главный редактор "Дер фрайер геданк", Давид Штетнер (Стеттнер) пишет о деятельности Бунда с явной симпатией:

"...Слово о Бунде. В отличие от всех существовавших еврейских партий, Бунд был движением, наиболее близким к нам... Он играл важную роль в профсоюзной борьбе, особенно в Польше."[2]

Д.Штетнер родился в 1920 г. в г.Черновцы (Буковина). В 1937 г., в возрасте 17 лет, познакомился с анархистскими идеями. В связи с ухудшением международного положения и усилением влияния нацистской Германии он решил оставить Румынию, в которой всё сильнее ощущалась пропаганда антисемитизма. Он приехал в Париж и связался здесь с генеральным секретарём Первого Интернационала (т.н. анархистский "Чёрный интернационал") Гельмутом Ридигером. В это время испанские республиканцы вели борьбу с фашистами Франко, и Давид рвался к ним на помощь. Желая вступить в боевые отряды барселонских анархистов, он длительное время беседовал с Ридигером по поводу возможности поездки в Испанию. Но координатор международного анархистского движения отсоветовал ему - возможно, пожалев его молодость.[3]

С помощью знаменитого Йосефа Каhана (Кагана), редактора нью-йоркской ФАШ, Штетнер в 1949 г. основал в Париже ежемесячник "Дер фрайер геданк". Каhан редактировал журнал до 1953 г. После его смерти и до самого закрытия журнала в 1965 г. редакцию возглавлял Штетнер.[4] Кроме журналистской деятельности, связанной с анархистской идеологией, Штетнер выпустил книгу на французском языке на темы истории литературы. Как он признаётся в одном из своих писем ко мне, к началу 1960-х гг. круг писавших на идиш анархистских журналистов во Франции сократился настолько, что он сам писал разнообразные статьи в один и тот же номер журнала, подписываясь разными псевдонимами. После закрытия "Дер фрайер геданк" Штетнер сотрудничал в бундовской газете "Унзере штиме" ("Наш голос", Париж), с редакцией которой он находился в хороших отношениях. Бундовцы предоставили ему свободу излагать взгляды по политическим вопросам.[5] Он писал статьи и заметки для "Унзере штиме" до самого закрытия этой газеты в 1995 г.

Полная подборка "Дер фрайер геданк" хранится во Французской национальной библиотеке (Париж) и в нескольких международных центрах по исследованию социальной истории. Каждый очередной выпуск журнала аккуратно высылался и в Национальную библиотеку при Еврейском университете в Иерусалиме.

Для примера рассмотрим выпуск "Дер фрайер геданк" за декабрь 1961 г. (12-й год издания, 85).

24 страницы. Журнал имеет формат, идентичный с форматом "Проблемен". Содержание выпуска, как и в "Проблемен", вынесено на титульный лист. Заголовок и исходные данные - красного цвета. Каждая страница имеет две колонки. Шрифт - двух типов: основной - довольно мелкий (им набран весь материал, начиная со 2-й страницы), и более крупный, которым набрано содержание номера на титульном листе. Язык журнала - литературный идиш соответственно нормам, разрабатывавшимся ИВО в 1930-х - 1940-х гг, с использованием отдельных французских лексических оборотов; ощущается некоторое влияние западноукраинского и румынского говоров еврейского языка.

В содержании: обращение редактора (подпись: "Д.Ш."); актуальные материалы о политическом положении во Франции и в Европе - статья "12-й час французской демократии" (подписано - "Давид Зальцберг", c.3-4), статья о Берлинском кризисе (подписано - "Стетениум", c.5-7); "Исторические заметки о зарождении и падении Третьего рейха" (Дора Каhан, анализ событий, связанных с установлением нацистской диктатуры в Германии и её крахом, данный с анархистских позиций,c.8-12); "Мысли о расизме" (Клод Дубинский, c.12-15); "Атомный кошмар" - статья редактора об угрозе третьей мировой войны в связи с Кубинским кризисом (подписано - "Д.Стеттнер", c.15-17); материал известного парижского анархиста, д-ра Х.Шотона (Сотoн), одного из постоянных авторов "Фрайе арбетер штиме", озаглавленный "Револьверщик (терроризм)" - рассуждения об очередном эссе Альбера Камю (Камю рассматривает три типа террора - индивидуальный, иррационально-государственный и государственно-рациональный, - c.17-19); критические заметки Бориса Еленского "Ответ Би.-Ди." (реакция на споры корреспондентов на страницах ФАШ, - c.19-21); рецензия на книгу стихов Ривки Копэ и раздел "Хроника" (в этом номере журнала в хронике событий: заметки по поводу положения анархистского движения на Кубе, в своё время боровшегося с диктатурой Батисты, и задушенного революционным правительством Фиделя Кастро немедленно после общей победы над этой диктатурой; сообщение о посещении Парижа известным анархистом Березиным, которого принимали в редакции "Дер фрайер геданк"; а также о визите в Израиль старейшей анархистки российского происхождения Ани Левин, жившей в Париже;[6] в Тель-Авиве ей был устроен торжественный приём редакцией журнала "Проблемен", - c.21-23). Завершают выпуск раздел "Письмо в редакцию" и материалы о полемике на страницах анархистской прессы на идиш (с.23-24). В конце последней, 24-й, страницы, можно увидеть список пожертвований на издание парижского анархистского журнала: среди лиц, выславших деньги - в первую очередь еврейские анархисты из Чикаго, Нью-Йорка, Филадельфии, а также из Мексики.

Как уже говорилось выше, круги, группировавшиеся вокруг журнала Штетнера, имели революционные взгляды, вполне соответствовавшие классическим анархистским представлениям начала века о необходимости кардинального общественного переустройства. Это особенно заметно по статьям в "Дер фрайер геданк", до предела насыщенным обсуждением политических вопросов. Вопросам культуры в парижском издании отводилось гораздо более скромное место, чем на страницах американской ФАШ или "Проблемен" в Израиле. По своему стилю многие материалы штетнеровского журнала напоминают революционный стиль "Арбейтер фрайнд" периода 1900-х годов.

В начале 1960 г. группой "Дер фрайер геданк" за подписью самого Штетнера была распространена машинописная статья на идиш, предназначавшаяся для участников еврейского анархистского движения (11 страниц). По выдержкам из неё можно судить о позиции парижской группы, в послевоенный период сильно отличавшейся по многим своим взглядам от американских и израильских участников Движения.

 

"Париж, январь 1960 г.

Дорогой товарищ, просим высказать своё мнение по поводу предлагаемого материала. Просим также имть в виду, что распространение его не должно выходить за пределы кругов нашего движения.

 

Дер цуштанд фун дер идишер анархистишер бавегунг ин ицтикн момент (Положение еврейского анархистского движения в настоящий момент):[7]

Мы не должны строить иллюзии... Ситуация в нашем движении тяжёлая... Если у него есть какое-нибудь будущее - а мне хочется верить, что да, - то возникает вопрос, почему ничего не делается в этом направлении...

Взгляд на существующие в мире группы. Подробный анализ исторического возникновения анархистских идей у евреев, и организаций, существовавших почти во всех странах, где имелось большое еврейское население, не входит в нашу задачу. Наша цель больше состоит в ознакомлении с современной реальностью, с которой мы сталкиваемся в общественной жизни...

1) Еврейское движение в Америке. Соединённые Штаты обладают большим количеством организаций и групп. Мы знаем, что там имеется Федерация с отделениями по всей стране. Но американское движение, как и во всём мире, переживает период стагнации... "Фрайе арбетер штиме" - старейший еврейский анархистский орган, который был важнейшим инструментом для развития социальной культуры - ещё несёт в себе заряд возможности развития освободительного социализма, и пользуется известностью у товарищей... Раскрывает анархистский подход к проблемам, возникающим в наше время... При этом отмечаются изменения в позиции товарищей, связанные со специфическими условиями и эволюцией радикальных идей в Америке. Политический и общественный конформизм граничит с интеллектуальной и философской конфузией... Например, большинство товарищей, относящихся к Федерации, занимаются такой деятельностью, которая диаметрально противоположна принципам Федерации... Это выявляет слабость идеологической структуры анархистского движения в Америке... Отмечается влияние других структур, прежде всего, сионизма. Эта эволюция, без всякого сомнения, подорвала интеллектуальный анархистский динамизм...

Это... не критика, а только лишь констатация факта, иллюстрация реальности.

2) Аргентинское движение. Насколько мы знакомы с деятельностью аргентинских товарищей в Буэнос-Айресе, они способны связать революционные идеи с жизнью. Издательская деятельность "Идише рационалистише гезелшафт" в высшей степени позитивна. Это факт, что товарищи в Аргентине создали печатный орган, полный активного действия... "Дос фрайе ворт"... Согласны вы или нет с их идеями, можно просто сказать, что газета имеет свою линию... Сотрудники ставят... со всей чёткостью проблемы политики и культуры. Особенно заметен очень критический подход к сионизму, и вообще к шовинизму, голос которого слышен на еврейской улице.[8]

3) Израиль. Это - вещь в себе.[9] Два раза посещал я эту страну, и в глаза бросается основной факт: о движении и его деятельности до сего дня говорить трудно... Информация, доходящая оттуда, настолько противоречива, что её трудно подвергнуть анализу.

Американские товарищи здесь принимают посильное участие в финансовой помощи с верой в то, что можно каким-то образом стимулировать анархистское движение в Израиле... Слышны голоса некоторых товарищей, чьё мнение совпадает с моим собственным, что в Израиле почти невозможно говорить о "группе". Почему? Просто потому, что людям, солидаризующимся с нашими идеями, трудно занять ясную позицию относительно общественных проблем Государства Израиль... Стоят перед дилеммой: анархистская деятельность не должна быть нелегальной в рамках израильской демократии, как совместить это... Нелегальность анархизма здесь невозможна... В Израиле встречаются два человека, и у каждого по любому вопросу своё мнение, отличное от мнения другого, одно радикальнее другого. Мы наблюдаем парадокс. В Израиле каждый - анархист... Просто невозможно себе это представить... Израильтяне, близкие к нашим идеям, не в состоянии сформулировать единую программу, которой и должна руководствоваться настоящая группа, чтобы иметь возможность сказать о себе: "Это - мы".

В чём, на каких основных пунктах базируется их программа? Неясно. На профсоюзной борьбе? На культурных, идеологических вопросах? Борьба за возрождение киббуцов, кооперацию или, просто, свободный коммунизм? Это всё вопросы, на которые невозможно найти ответ. Каковы цели, которые они перед собой ставят, что сейчас с ними происходит?

Короче: нет никаких сил, чтобы кристаллизовать их позицию, нет... идейной ясности.

Что касается "Проблемен", журнала, заключающегося в одном человеке,[10] то этот печатный орган не для группы и не от неё; журнал, ориентирующийся на философские концепции редактора, который никак не идентифицирует себя с целями нашего движения...[11]

По поводу того, что этот журнал - трибуна для представления философских систем очень прославленного мыслителя и писателя, - то я не нахожу здесь возможности для анализа личной деятельности и творчества Абы Гордина, это - область исследования биографов и историков.

4) Группа "Фрайер геданк" в Париже. Деятельность у нас в Париже концентрируется в следующей области: издание журнала "Дер фрайер геданк" и анархистской литературы, равно как и распространение воззваний... С трудом нам удаётся публиковать наш орган... Газета - один из важнейших инструментов для того, чтобы знакомить читателя с нашим освободительным словом. Всё держится на приверженности идее небольшого круга наших сторонников, от которых зависит существование "Ф.Г." По правде говоря, мы находимся в очень печальном положении в деле издания нашего журнала. Если Движение не будет участвовать в помощи нашему изданию, то мы можем потерять и те позиции, которые до сих пор удерживали... Распространение анархистского слова в печати - дело престижа для еврейского анархистского движения... Мы будем заниматься нашей работой так долго, как только сможем.

5) Идеологическое состояние нашего движения. ...Я стараюсь так конденсировать... материал, чтобы читатель ориентировался в нём с максимальной ясностью. Поэтому мы хотим резюмировать нашу позицию в нескольких словах.

Конечно, каждая группа свободна интерпретировать своё отношение к происходящему в мире. Но нельзя забывать об основополагающих идеях интернационализма и антимилитаризма.

Еврейское анархистское движение страдает двумя противоположными крайностями. У части его участников, так сказать, часы остановились на событиях 1905 г. Они желают подходить к событиям в современном мире с позиций той эпохи. Сторонники другой крайности идут ещё дальше и говорят, что анархизм был мечтой молодости, что те идеи более не соответствуют требованиям современности. Это известно, что наше движение не приспособилось к изменениям в мире, произошедшим в мире на протяжении последних 40 лет... Можно услышать и очень распространённое мнение, что революция более не является насущной необходимостью в наше время.

...Нужно отвечать на поставленные вопросы... Пусть эти строки послужат лучшему пониманию проблем нашего Движения.

 

За группу "Ф.Г." - Давид"

 

Возможно, именно из-за непреклонности и догматизма в революционных вопросах, парижский журнал просуществовал лишь до 1965 г. В то же время значительно более либерально мыслящие американские анархисты издавали ФАШ ещё добрую дюжину лет, а израильтяне, которых так критикует Штетнер, - публиковали "Проблемен" до самого конца 1980-х годов. "Дер фрайер геданк" прекратил своё существование, группа поддержки постепенно распалась (основной причиной этого была кончина от старости большинства её участников), но ещё долгое время различные идишистские культурные организации проявляли заинтересованность журналом; правда, нужно отметить, что делали это, скорее, из чисто библиографического интереса. Так, Centre National des Hautes Etudes Juives (Брюссель), получавший все выпуски "Дер фрайер геданк" и аккуратно каталогизировавший их, прислал Штетнеру письмо спустя три года после закрытия журнала. Этот центр, изучавший еврейскую прессу в Европе, сообщал в письме, что не получил ни одного номера "Ф.Г." за 1966 г. и просил Штетнера выслать их. Видимо, весть о прекращении существования печатного органа еврейских анархистов во Франции в 1965 г. не сразу дошла до сотрудников этого научного учреждения - в письме они по-прежнему обращаются к Штетнеру как к главному редактору "Ф.Г."[12]

 

История еврейского анархизма в Аргентине в контексте общей истории аргентинского анархизма рассматривалась в работах израильского историка Яакова Оведа. Тем не менее, д-р Овед не уделял этой теме большого внимания ввиду немногочисленности собственно идиш-анархистских групп в Латинской Америке. Большинство анархистов-евреев в Аргентине, Уругвае, Чили не склонны были выделяться в движение по специфически языковому принципу, и принимали участие в местных испаноязычных организациях.

Первые евреи (марраны) появились в Аргентине (тогда - ещё испанской колонии) в 80-х годах XVI века. Немногочисленные отрывочные сведения сообщают о маленьких группах лиц, тайно исповедовавших иудаизм, на протяжении 17-18 веков. После того, как конституция 1853 г. гарантировала полную религиозную свободу жителям республики, в Аргентину начали прибывать евреи - жители Западной Европы. Первые сведения об организованных еврейских общинах относятся к 1860-м гг. Но, как и в Англии и США, волна переселенцев из Восточной Европы захлестнула Аргентину лишь после погромов в Российской империи, последовавших за убийством народовольцами Александра Второго в 1881 г. Большинство эмигрантов осело в Буэнос- Айресе. Наибольшее число евреев (13 тыс. чел. в год) иммигрировало в 1906 и 1912 гг. К 1914 г. еврейство Аргентины уже создало разветвлённую сеть собственных организаций религиозного, воспитательного, благотворительного, культурного и политического характера. Активизация политических группировок на местной "еврейской улице" относится ко второй половине 1890-х гг. Наряду с сионистскими (всех расцветок) организациями действовали также бундовские, коммунистические и анархистские группы. В некоторых профсоюзах, где было представлено более или менее значительное число еврейских рабочих, Бунд пытался создать автономные еврейские секции, которые он определял как секции говоривших на идиш.[13]

Большая часть переселенцев из Восточной Европы владела русским языком наравне с идиш. В начале 20 века в еврейских районах Буэнос-Айреса русская речь была слышна так же часто, как и идиш. Собрания общественных организаций часто проводились на русском, а первые библиотеки еврейских организаций Аргентины ломились от русских книг.

Первой массовой еврейской организацией в Аргентине был "Идишер арбетер фарбанд" (Еврейский рабочий союз) в Буэнос-Айресе, основанный в 1895 г. В 1906 г. социалисты, бундовцы, анархисты и эсеры (местное отделение российской партии социал-революционеров) создали в столице Аргентины "Библиотека русса" ("Русскую библиотеку"). В 1908 г. поалей-ционисты, бундовцы и анархисты создали объединённую молодёжную идишистскую организацию. Первый аргентинский еврейский конгресс, пршедший в Буэнос-Айресе в феврале 1916 г., представлял уже 30 организаций и объединений, таких как "Эстрайхиш-унгаришер фарайн" (объединение выходцев из Галиции), "Русишер филодраматишер фарайн" (группа евреев-интеллектуалов, даже в Аргентине предпочитавших говорить на русском), Поалей-Цион, Бунд и др. Конгресс, после длительного боя между сторонниками иврита, идиш, русского и испанского языков, постановил, что официальным языком общины должен быть язык, знание которого объединяет абсолютное большинство иммигрантов, а именно - идиш.

В ноябре 1909 г. молодой анархист Шимон Радовицкий совершил покушение на шефа столичной полиции Рамона Фалькона. Это была месть за расстрел полицией первомайской демонстрации, большинство участников которой были еврейскими рабочими. После этого были разгромлены многие еврейские организации, закрыты библиотеки и типографии газет, масса книг была сожжена полицией и войсками. "Библиотека русса" была в числе подвергшихся погрому. Резко вырос антисемитизм. В 1910 г. для противодействия юдофобским акциям властей и черни был создан "Алгемайнер идишер арбетер фарбанд" ("Всеобщий еврейский рабочий союз") с участием членов Поалей-Цион, Бунда, анархистов, местных эсеров и т.н. "искровцев" - местной группы поддержки русской соц.-дем. газеты "Искра". Анархисты участвовали почти во всех идишистских мероприятиях на "еврейской улице" Буэнос-Айреса; пытались организовывать коммуны из еврейских рабочих, выброшенных хозяевами на улицу вместе с семьями. Анархистская группа "Зухер фун эмэс" ("Искатель правды") пропагандировала переводы на идиш европейских, американских, русских писателей.

В 1914 г. возникла мысль основать т.н. "Идише фрайе библиотек" ("Еврейскую свободную библиотеку"). Она была сформирована двумя годами позже. Спустя какое-то время она получила название "Библиотеки имени Давида Эдельштата", в честь знаменитого анархистского поэта. Учредителем библиотеки была группа "Арбейтер фрайнд", связанная с одноименнм изданием в Лондоне (с группой Рудольфа Рокера). Первые книги для библиотечного фонда принесли из дома сами её основатели. Вначале в каталоге насчитывалось всего 250 книг.[14] С этим малым количеством книг, но с колоссальным энтузиазмом, библиотека начала функционировать 27.02.1916 г. Скоро в каталоге насчитывалось уже 430 еврейских и 50 испанских книг, и было 106 читателей при 71 сотруднике.[15] Библиотека организовывала различные культурные мероприятия, проводила литературные вечера.[16]

В 1919 г. были предприняты попытки создать единую большую еврейскую народную библиотеку, в которой слились бы фонды обеих библиотек - "Библиотеки Давида Эдельштата" и "Библиотека русса" (которая иначе называлась "Дос найе Русланд" - "Новая Россия"). Из этой попытки, однако, ничего не вышло из-за идеологической несовместимости руководств обеих библиотек. Дирекция "Дос найе Русланд" (эта библиотека в дальнейшем превратилась в центральную еврейскую библиотеку Аргентины), представленная социалистами, не желала жертвовать деньги на пополнение фонда анархистской литературы.[17]

В марте 1920 г. "Идише фрайе библиотек" сняла вывеску "...имени Давида Эдельштата" из опасения, что власти воспримут это уже знакомое им имя еврейского поэта-революционера как прямой вызов. Из библиотеки было послано большое количество дубликатов книг во Францию, где тогда формировалась центральная еврейская библиотека в Париже, и на Украину, по просьбе тамошних еврейских писателей.[18] К этому же периоду относятся попытки еврейских анархистов создать в Буэнос-Айресе детскую школу с преподаванием на идиш. Одним из учителей в ней был совсем молодой тогда Йона Городисский, будущий многолетний редактор "Дос фрайе ворт" и активист "Еврейского рационалистического общества".

 

В 1929 г. был основан аргентинский филиал ИВО, при котором были созданы центральная еврейская библиотека и архив в Буэнос-Айресе. Как и в других странах с большим количеством общин ашкеназского происхождения, в Аргентине между сионистами, бундовцами, анархистами и коммунистами велась ожесточённая идеологическая борьба. Крайне левые во главе с коммунистами создали местное отделение ИКУФ (центр этой прокоммунистической культурной организации находился, как уже писалось выше, в Нью-Йорке), занимавшееся публикацией и распространением литературы на идиш. ИКУФ вёл борьбу с другой международной культурной организацией идишистов - "Алвелтлехер идишер культур-конгресс" - ייִדישער קולטור-קאָנגרעס אַלוועלטלעכער - "Всемирный еврейский культурный конгресс" - также имевшей своё отделение в Аргентине и объединявшей бундовцев, поалей-ционистов и анархистов.

Нам известны 8 периодических изданий анархистов в Аргентине, имевших отношение к языку идиш. Самой известной и долго существовавшей газетой была "Дос фрайе ворт", о которой уже неоднократно шла речь в этой книге. В связи со специфическими особенностями общественной жизни в Аргентине на протяжении ХХ в. (военные перевороты, жёсткая цензура, изъятие неугодной властям литературы из библиотек), не все эти печатные издания дошли до нас. Лишь "Дос фрайе ворт" существует в виде подборки в библиотеке нью-йоркского ИВО. Когда в середине 1990-х гг. иранскими фундаменталистами в Буэнос-Айресе было взорвано здание Еврейского центра (в котором помещалось местное отделение ИВО, а также ряда других организаций), вместе со значительной частью другой литературы погибла и подшивка "Дос фрайе ворт". Некоторое количество номеров этой газеты хранится также в Центральном сионистском архиве в Иерусалиме.[19]

 

Анархистские газеты на идиш в Аргентине:[20]

דאָס אַרבייטער לעבן ("Дос арбейтер лэбн") - "Рабочая жизнь". Основана в 1908 г., связана с группой "Арбейтер фрайнд". Редактор - А. Шапира.

אַרבעט ("Арбэт") - "Работа", "Труд". Орган анархо-коммунистов. Ежемесячник (?). Основан в 1929 г. По всей видимости, вышли лишь 3 номера. Редактор - Фельдман.

ברויט און פריַיהיַיט ("Бройт ун фрайhайт") - "Хлеб и воля". Орган анархо-коммунистов; название заимствовано у кропоткинского издания начала века, выходившего в Лондоне на русском языке. Выходил раз в две недели в 1918-1919 гг. Администратор - Й. Хаим.

דער פריַיער אַרבעטער ("Дер фрайер арбетер") - "Свободный рабочий". Издание кружка евреев анархистов-пацифистов, 1917 год.

דאָס פריַיע וואָרט ("Дос фрайе ворт") - "Свободное слово". Газета основана в феврале 1936 г. Имела несколько редакций, выходила с перерывами на протяжении 40 лет. В первой редакции ("Дос фрайе ворт" первого поколения) - в 1936-1943 гг. как ежемесячник. В 1950-х - 1970-х гг. - связана с "Идише рационалистише гезелшафт" ("Еврейским рационалистическим обществом"), издание группы "Давид Эдельштадт". Первые редакторы - Штейнберг, Gonzalez Pacheca, Луиджи Бертони, А.Либер и др. Последний редактор - Йона Городисский, адм.директор - Йоси Голд. Закрылась в 1976 (1977?) г.

די פריַיהיַיט שטימע ("Ди фрайhайт штиме") - "Голос свободы". Орган анархо-коммунистов из группы "Фрайhайт штиме". 1923-1925 гг., ежемесячник. 1-й год издания: сентябрь 1923 - август 1924, 2-й год издания: сентябрь 1924 - май 1925. В настоящее время подборка выпусков хранится в ИВО, Нью-Йорк.

לעבן און פריַיהיַיט ("Лэбн ун фрайhайт") - "Жизнь и свобода". Издание группы "Арбейтер фрайнд". 1908 г., ежемесячное издание. По-видимому, вышли 3 номера.

לאַ פּראָטעסטאַ ("Ла протеста") - "Протест". Две страницы на идиш в испаноязычной анархистской газете "La Protesta". 1908 год. (с 1906 г. - по данным "Lexikon der Anarchie", издающегося в Германии), для идишеязычных членов Движения, не владевших испанским языком.

 

"Дос фрайе ворт" ("Libre Palabra") - газета, принадлежавшая небольшим группам анархо-идишистов, базировавшихся, по преимуществу, в Буэнос-Айресе, просуществовала, периодически закрываясь и вновь возобновляя своё издание, до второй половины 1970-х годов. Уже к 1950-м гг., когда круги аргентинских анархистов - приверженцев идиш - сузились настолько, что у них не было возможности издавать самостоятельную прессу по отдельным политическим течениям внутри Движения (анархо-коммунисты, анархо-синдикалисты), - было принято решение объединить приверженцев всех этих течений вокруг единого печатного органа; таким изданием и стала газета "Дос фрайе ворт", выходившая ежемесячно. Судя по подзаголовку, в истории этого издания насчитывались три эпохи, в ходе которых менялись как состав редакции, так и общая направленность материалов. Единственным объединяющим символом всех "эпох издания" оставалось название газеты.

Первая эпоха существования "Дос фрайе ворт" началась в феврале 1936 г. и длилась 8 лет, до 1943 г., на протяжении которых вышли в свет 64 номера. На протяжении второго периода - с апреля 1947 до апреля 1950 г. - увидели свет 16 выпусков газеты. Всего вместе с февраля 1936 г. до мая 1974 г. вышли 280 номеров (см.: юбилейный, 200-й номер газеты "третьей эпохи", май 1974, редакционная статья Йоны Городисского), после чего "Дос фрайе ворт" выходила ещё около трёх лет, пока не закрылась окончательно от нехватки авторов, умиравших от старости один за другим, и от дефицита денежных средств. На протяжении долгих лет газете помогал выходить в свет своими финансовыми вливаниями Городисский, бывший состоятельным человеком; после его смерти в октябре 1977 г. газета прекратила существование. Но ещё задолго до этого, в середине 1960-х гг, в своих письмах Й.Лефтвичу, редактор жалуется на нехватку писателей и журналистов, пишущих на идиш. На протяжении десятилетий "Дос фрайе ворт" являлась представителем "Идише рационалистише гезелшафт"; Еврейское рационалистическое общество в 1950-х - 1960-х гг. располагало солидной материальной базой, включая собственное книгоиздательство.[21]

"Дос фрайе ворт" выходила на 4-х страницах большого формата. Язык издания последней, третьей эпохи (начавшейся в январе 1956г.) - литературный идиш, приведённый в соответствие с установками филологов из ИВО.

Газета посвящала свои страницы как истории еврейского анархистского движения, так и международному анархизму вообще; публиковала отрывки из книг и статей Кропоткина и Рокера, переведённых на идиш, воспоминания участников Движения. С этой стороны газета является такой же энциклопедией истории Идиш-анархистише бавегунг, как и нью-йоркская ФАШ. Одновременно с анархистской тематикой, большое количество материалов посвящалось проблемам культуры на языке идиш, изданию книг на этом языке как в Аргентине, так и в других странах, культурным мероприятиям идишистов как всемирного, так и местного масштаба. Исследование страниц "Дос фрайе ворт" тем более интересно, что эта газета была в числе трёх последних в мире анархистских идишеязычных изданий (наряду с ФАШ и "Проблемен"). Немалое количество статей и заметок касалось культурных и политических новостей из Израиля. Официальными корреспондентами "Ф.В." в Государстве Израиль считались Аба Гордин (до осени 1964 г.) и Симха Гамбург, посылавший в Буэнос-Айрес свои статьи, преимущественно - на темы истории и быта киббуцного движения. Йона Городисский в качестве главного редактора помещал в газете и материалы, посвящённые очередным юбилейным датам, связанным с созданием Израиля.[22] Городисский, как еврейский журналист и публицист, являвшийся членом аргентинского отделения международного "Идишер культур-конгресс", имел обширную переписку с анархистами и идишистами всего мира,[23] в т.ч. с Аароном Торном и Йосефом Лефтвичем,

известным еврейским писателем и переводчиком, чей личный архив хранится ныне в Иерусалиме, в Центральном сионистским архиве.[24] Авторитет Лефтвича в мире журналистики был настолько высок, что Городисский был готов платить последнему за статьи (исключение из правила - материалы в его газете авторы обычно публиковали бесплатно),[25] и заверял, что любой его материал, присланный авиапочтой, будет немедленно опубликован.[26] Среди авторов "Дос фрайе ворт" были не только старые анархисты, делившиеся на страницах газеты своими воспоминаниями о днях боевой юности, но и энное число тех еврейских писателей и журналистов Старого и Нового света, которые анархистами не являлись. Городисский привлёк к сотрудничеству в своей газете тех идишистов, кому было всё равно, о чём и кому писать, главное - чтобы писать на еврейском языке. Среди таких авторов можно назвать, например, Владимира Гроссмана, старого российского эмигранта, еврейского писателя, жившего в Париже и использовавшего страницы аргентинской и американской анархистской прессы на идиш для публикации своих культурологических материалов. В ФАШ и "Дос фрайе ворт" Гроссман специализировался, в основном, на политической хронике и статьях о проблемах еврейской литературы на Западе и в Советском Союзе, о влиянии Москвы в арабо-израильском конфликте.[27] Неоднократно в аргентинской газете печатал статьи по истории российского и американского анархизма, равно как и по истории Бунда, Поль Аврич, высылавший свои материалы из США. Статьи по истории литературы на идиш присылал из Лондона Йосеф Лефтвич.[28]

Лефтвич считался в международных кругах идишистов авторитетнейшей фигурой, "певцом невозвратного прошлого". Он был лично знаком с такими известными участниками идиш-анархизма, как Р. Рокер и его ученик Сэм (Шмуэль) Дрин[29], многими членами американской ветви Движения, в первую очередь, с кругами, близкими к редакции ФАШ и "Арбетер Ринг" (редакция ФАШ в своих официальных письмах Лефтвичу, ласково именовала его "Лефти"). Лефтвич относился к той плеяде еврейских писателей и поэтов, что, формально не являясь анархистами, прилагали массу усилий к пропаганде и популяризации печатных изданий анархо-идишистов, и сами писали статьи по истории анархизма.

На русском языке об этом человеке (как, впрочем, и о почти всех других, речь о которых идёт в этой книге), практически ничего не написано, за исключением нескольких случайных слов в том или ином издании. Поэтому, думается, здесь уместно процитировать одно короткое стихотворение Лефтвича:

 

-Я пришёл к Тебе, Господи Боже!

-Ты был со Мной всегда.

-Я был далеко, мой Боже!

видел тебя всегда.

-Но кто лежит в катафалке?

-Твой умерший страх.

-Кто говорит со мною?

-Бог твой на небесах!

(Перевод А.Вергелиса)

 

Аба Гордин был одним из ведущих авторов "Дос фрайе ворт" до осени 1964 г. После его смерти на страницах газеты (так же, как и в ФАШ) появился ряд некрологов, статей, посвящённых ему, и писем с воспоминаниями о встречах с ним. Процитируем несколько строк из заметки одного из постоянных корреспондентов "Дос фрайе ворт", Л.Олицкого:

"Нет Абы Гордина. О нём нужно писать в стиле ТАНАХа... Он родился в России, где штурмовал жизнь в борьбе за свою идею - анархизм. Судьба истории и человечества распорядилась так, что свои последние годы он должен был провести в Израиле... Аба Гордин не прибыл в Израиль умереть, чтобы лежать в Святой Земле. Он приехал в Страну, чтобы жить здесь и дальше пропагандировать свою идею свободного человеческого общества... Время от времени я навещал его в Рамат-Гане, в его доме на улице Раши, 36... Мы беседовали... Он был полон планов и надежд... Я навсегда запомню это светлое лицо, как будто озарённое сиянием Вечности."[30]

Сэм Дрин в 1970-х гг. был, по-видимому, последним остававшимся в живых учеником Рудольфа Рокера. Это был реликт революционной эпохи конца 1890-х - начала 1900-х гг., помнивший великие бури того далёкого прошлого, когда десятки тысяч еврейских рабочих Англии и Америки, готовя очередную всеобщую стачку, вырывали друг у друга зачитанные до дыр номера "Арбейтер фрайнд"; осколок той героической эпохи, когда будущее анархизма виделось энтузиастам Движения в ослепительно-ярком свете. На исходе 1960-х гг., оставшись один из всей многотысячной идишеговорящей толпы поклонников "Великого Руди", сидя в своей квартире, Дрин мог лишь участвовать в переписке с такими же, как он, - последними очевидцами прошлого, американскими и аргентинскими товарищами, и помогать организовывать семинары и встречи в память о своём любимом Учителе, встречи, на которых профессоров-историков было больше, чем ветеранов Движения. Смирившись с тем, что Движения как такового уже более не существует, Сэм утешался писанием воспоминаний и исторических статей в уцелевшие газеты своих последних сподвижников.[31] В одной из своих поздних статей, предназначенной специально для "Дос фрайе ворт"- "Как я стал анархистом" - он разъяснил, наконец, тайну своего странного, непривычного ни для английского, ни для еврейского уха, имени, о котором много лет ходили слухи в кругах престарелых анархо-идишистов Буэнос-Айреса, Парижа, Нью-Йорка и Тель-Авива:

"Я родился в Витебске, Белоруссия, в 1884 году. Моего отца звали Лейвик Друян. Он был меламедом и баал-тфила ("обладатель молитвы", человек, ведущий богослужение в синагоге, - М.Г.) в Витебске. Когда он умер в возрасте 45 лет, моя мать осталась с четыремя детьми: двумя братьями и двумя сёстрами. Я был младший, пяти лет от роду. Мать моя была вынуждена пойти работать, чтобы содержать детей. К восьми годам я тоже был должен искать работу. Полдня я щипал паклю, полдня - ходил в хедер... Но работа была тяжела для меня, и я пошёл учиться на портного. Когда "Бунд" наладил работу в Витебске, бундовские вожди стали организовывать и учащуюся молодёжь. И я вступил в "Бунд". Моей работой было распространение прокламаций и бундовских брошюр... Это продолжалось два года, пока моя мама не поняла, что я занимаюсь нелегальщиной. Как и многие другие, она приняла решение оставить Витебск и переселиться в Англию. Первым уехал мой старший брат Залман, нашёл там место для себя, и мы все уехали к нему. В сентябре 1900 года мы все уже обосновались в Лондоне. Там массами селились евреи из России, Польши, Галиции, Румынии. Большая часть иммигрантов были рабочие: портные, сапожники, столяры... Многие молодые люди в своё время призывались на военную службу у царя. Большая часть людей пережила погромы, насилие, дискриминацию и политические преследования... Тут, в Уайтчепле, я и познакомился с анархистами..."[32]

Профессор Уильям Фишман, уроженец Лондона, в 1970-е - 1990-е годы - организатор интереснейших пешеходных экскурсий по тем старым кварталам английской столицы, где селились в начале века еврейские эмигранты из Восточной Европы, ещё застал Сэма Дрина в живых, и посвятил ему многие страницы своей книги "East End Jewish Radicals" (Лондон, 1975).

Уже в 1940-е гг. в Лондоне не существовало "Группы "Арбейтер фрайнд", членом которой Дрин был несколько десятилетий. В замену ей некоторое время действовала т.н. "Лондонская группа "Фрайе арбетер штиме" (бывшая группа "Арбейтер фрайнд").[33] В неё входили старые британские анархо-идишисты, которые после прекращения существования в 1932 г. газеты Р. Рокера были как бы "по наследству" приписаны к печатному органу своих американских товарищей. Среди них был и Сэм Дрин.

Ввиду невозможности вести политическую деятельность, Дрин в 1950-е - 1970-е гг. занимался, по преимуществу, культурной работой в идишистских кругах, объединявших членов Бунда, Поалей-Цион, анархистов и др. В 1960-е гг. таких кругов в Лондоне ещё хватало. В частности, он писал и выступал на собраниях с лекциями и критическими замечаниями на темы: "Еврейская культурная деятельность", "Всемирный еврейский конгресс", "Положение сегодняшней жизни рабочих в Англии".[34]

Например, он писал, живо характеризуя положение еврейской культуры на берегах Темзы в 1960-х гг.:

"В последнее время поалей-ционисты вспомнили, что (их) партия родилась с еврейским языком (идиш-лошн) и что ещё много евреев говорят на идиш. Они основали еврейский культурный комитет (идишер культур-комитет), руководимый товарищами Езерским и И. Х. Клингером. Этот комитет в течении короткого времени издал ряд брошюр и летучих листков. Один из них - о жизни и деятельности Йосефа-Хаима Бреннера, другой - о жизни и деятельности моего хорошего друга Йосефа Лефтвича, к его семидесятилетию. Также о Гольдфадене, Переце и Шолом-Алейхеме... Издание редактируется товарищем Клингером.

...Деятельность комитета необычайно важна сегодня, когда в Лондоне больше нет ежедневной газеты на идиш и еврейского театра. Комитет должен был появиться гораздо раньше... а не теперь, когда идиш переживает кризис в Англии. Различные еврейские организации всё больше проводят свою работу на английском. Сионисты, Поалей-Цион... Арбетер Ринг имеют участников, которые больше понимают идиш, но не считаются с ними.

Уже много лет у нас в Лондоне, в Уайтчепле, мы имеем еврейского поэта Штенцеля. Все эти годы он издаёт свой ежемесячный журнал "Лошн ун лэбн" ("Язык и жизнь", "Речь и жизнь" - М.Г.). Вокруг журнала сплотился маленький круг друзей, которые помогают ему в его работе. Кружок собирается каждую субботу, проводя выступления и реферативные чтения на идиш и только на идиш. Штенцель не только редактор и издатель "Лошн ун лэбн", он также продавец. Он стоит и продаёт свой журнал. Он уже не молод. Он больной человек, но даже болезненность не мешает ему выходить и распространять свой журнал. Это его святая миссия; идиш у него - свят."[35]

Интересно, что ни историки, ни журналисты из Советского Союза ни разу не посвятили угасающему миру еврейской литературы Великобритании, Франции, США, Аргентины ни одного исследования. Исключение составляет, как это ни парадоксально, лишь книга человека, которого большая часть западных идишистов всегда числила в рядах своих идеологических врагов - советского коммуниста Аарона Вергелиса, главного редактора московского журнала "Советиш геймланд", тридцать лет верно служившего интересам ЦК КПСС. Именно он посвятил тяжёлому положению еврейской культуры в Англии многие страницы своей книги путевых очерков "16 стран, включая Монако".[36]

Дети Сэма Дрина жили в США. Состарившись, Дрин поехал к ним и в 1961 г. поселился в Милуоки, в городе, где прошла юность Голды Меир. В письмах к Й.Лефтвичу начала 1960-х гг. он жалуется, что никак не может привыкнуть к Америке, к местному менталитету, к отсутствию еврейских рабочих организаций, сотрудничать с которыми Дрин привык в Лондоне.[37] Судя по письмам, его тянуло обратно в Англию. Время от времени, он предпринимал туда поездки. Попытался было организовать в Милуоки местное отделение ИВО, но безуспешно.[38] Единственным утешением его являлась близость к детям и внукам. В одном из писем сообщает, что обязательно по дороге в Лондон завернёт в Нью-Йорк - принять участие в праздновании 84-летия "Фрайе арбетер штиме", в другом - что намерен после очередной поездки в Лондон посетить Израиль.[39] Сетует, что "многих дорогих товарищей" уже нет в живых, и все они скончались за то время, как он оставил Лондон; среди них он приводит имена Подольского, Крамера, Фридланда.[40] В этом же письме Дрин извещает о смерти "товарища Педро" из "Поалей Цион", который думал написать книгу в соавторстве с Дрином, о истории этой партии в Англии. Сэм выражает сожаление, что не принял участие в совместной работе, "т.к. были товарищи, которые сопротивлялись тому, что он будет писать эту историю." Педро всегда был дорог ему, продолжает Дрин. В другом письме проскальзывает информация:

"...Я перенёс операцию на левом глазу. Прошли уже три месяца, а я всё ещё не способен видеть этим глазом. Моя единственная деятельность сейчас - связана с Поалей Цион. В следующем месяце готовят торжественную встречу Голде Меир. Она приезжает в Милуоки встретиться со своими старыми товарищами".[41]

 

В главе "Из истории еврейского анархистского движения в США" мы довольно подробно рассматривали историю значительнейшей газеты анархистов на идиш - פריַיע אַרבעטער שטימע - "Фрайе арбетер штиме" ("Свободный рабочий голос"), выходившей в Соединённых Штатах на протяжении 87 с половиной лет. По мнению большинства немногочисленных историков еврейского анархизма (в первую очередь - Поля Аврича и Мины Граур), этот печатный орган - наиболее интересное издание за целое столетие существование Движения. До своего закрытия в декабре 1977 г. ФАШ являлась старейшей еврейской идишеязычной газетой мира (в настоящее время эту эстафету перехватил социалистический "Форвертс"). Интересно, что именно в силу своего долголетия и отсутствия архива ФАШ как такового, у многих анархо-идишистов второй половины ХХ в. (в т. ч. и у членов редакции самой ФАШ) возникали споры по поводу истории этой газеты. С момента объявления о выходе первого номера в свет (4 июля 1890 г., в День Независимости, - знаменательнейшее событие в истории американского народа) до закрытия газеты (формально - 31 декабря 1977 г.) сменились в целом три поколения живущих. Анархисты - свидетели событий, авторы мемуаров, очевидцы - историки рабочего движения США - оставили после себя значительные разночтения, не позволяющие свести воедино многие значительные события в истории старейшей анархистской газеты. В настоящее время в научных библиотеках и архивах мира хранятся считанные более или менее полные подборки ФАШ (впрочем, это относится и к другим идишеязычным анархистским изданиям); исследователи затрудняются проверить даже элементарные факты из истории редакций раннего периода. Нужно иметь в виду, что анархистские, социалистические и вообще леворадикальные издания конца XIX - начала ХХ вв. не особенно беспокоились о сохранности выпусков в тех или иных научных центрах, будь то библиотека Колумбийского университета или библиотека Британского музея, и зачастую даже не думали об отправке туда очередных номеров своих газет и журналов. Издания несли в себе чисто пропагандистские функции, связанные с текущим моментом, и были искренне нацелены на воспитание масс и подготовку их к грядущей социальной революции. Ситуация кардинальным образом изменилась лишь в 1950-х гг., в связи с явной отсрочкой революционных изменений в обществе; идишисты начали задумываться о том, что печатные издания на "мамэ-лошн" всё более становятся достоянием истории, специалистов по фонетике и лексике еврейского языка, и всё менее отражают реалии текущего революционного момента (идея, казавшаяся непреложной в 1910-х - 1930-х гг.). Во второй половине ХХ в. редакторы и редколлегии большинства немногочисленных сохранившихся еврейских газет и журналов на идиш в первую очередь посылают очередные номера своих изданий не "на улицу", обыкновенному потенциальному читателю, а в фундаментальные библиотеки и научные архивы в виде "обязательного экземпляра". Заметим в скобках, что этот "потенциальный читатель" идишеязычной прессы, в целом, вообще убрался "с улицы" и перекочевал в академические институты Оксфорда и Бар-Илана. Еврейский пролетарий и революционно настроенный интеллигент - основной естествен- ный потребитель идишской журналистики и литературы 1880-х - 1940-х годов - исчез. Ему на смену пришли филологи и лингвисты - специалисты по языку идиш, профессора и студенты, для абсолютного большинства которых он является языком не родным, а выученным искусственно, под влиянием некоей национальной ностальгии или чисто научного интереса, - явление, в высшей степени дикое и просто немыслимое для еврейских писателей и поэтов, властителей умов поколения, жившего каких-то 60-70 лет назад. Как показала история ХХ века, идиш - язык богатейшей поэзии и прозы - ожидала судьба латыни, ставшей уделом избранных интеллектуалов - филологов и историков.

Споры между историками-анарховедами касаются, в первую очередь, самого раннего периода существования "Фрайе арбетер штиме". По мнению Аврича (в принципе - источник, заслуживающий самого высокого доверия), первым редактором ФАШ был Роман Луис (англ.- Lewis), - факт, не оспариваемый никем; но сам Аврич полагает, что Луис исполнял обязанности редактора газеты меньше полугода - с июля до декабря 1890 г.; Йосеф Каhан пишет в своих воспоминаниях, что Луис был редактором просто "до декабря 1890 г."; Я.-А.Мэрисон, авторитетнейшая фигура еврейского американского анархизма, не смог упомнить, когда Луис был именно редактором, и туманно сообщает, что - "на протяжении короткого времени"; а Райнос говорит о 4-х месяцах - с июля до октября 1890 г. Когда речь заходит о Мэрисоне в ипостаси гл. редактора ФАШ, то сам он пишет, что был в этой должности сначала вместе с Гилелем Золотарёвым, а потом с Браславским (Бреславским, Брацлавским) - в тот же период ("до конца 1890 г."); Й. Каhан - что Мэрисон был редактором с конца декабря 1890 г. неизвестно до какого времени; Райнос - что Мэрисон имел эту должность в ноябре, частично - в декабре 1890 г.; Копелов (Копелев) утверждает, что Мэрисон уволился с редакторской должности в декабре и никак не позднее. Существует разноголосица мнений и по поводу Давида Эдельштадта (Эдельштата) - виднейшей фигуре в еврейском анархизме США, одного из основателей кружков "Пионеров свободы", знаменитого пролетарского поэта Америки. Аврич пишет о нём, что неизвестно, когда тот начал исполнять функции редактора ФАШ, но всё сходится на том, что сложил с себя полномочия в октябре 1891г.; Райнос сообщает, что Эдельштадт был редактором с конца декабря 1890 до июня 1891 г.; Мэрисон, прекрасно знавший Эдельштадта лично, утверждает, что это было в начале 1891 г., причём единовременно с Ицхак-Айзиком Горовицем, всецело помогавшим Давиду издавать газету. Каhан по поводу Эдельштадта не сообщает точных дат, а Герман Франк, один из поздних редакторов ФАШ, пишет не о 1891-м, а о декабре 1890 г.; Копелов - о январе 1891 г. Йона Городисский, возглавлявший аргентинскую "Дос фрайе ворт" в далёком Буэнос-Айресе, и родившийся вообще спустя несколько лет после кончины Эдельштата в Колорадо, находит, что поэт редактировал ФАШ именно в декабре 1890 г., и никак не позднее... Вокруг имени Моше Каца, четвёртого редактора ФАШ, также существует разница мнений. Райнос заявляет, что Кац приступил к обязанностям редактора в июле 1891 г. и справлялся с этими обязанностями около 14-15 месяцев; Мэрисон - утверждает, что каденция Каца продолжалась до 1892 г.; Каhан (как позднее и Аврич) затрудняются высказать своё мнение; в одном из выпусков самой ФАШ позднего периода сообщается, что Кац приступил к обязанностям редактора в январе 1892 г., а сам Кац пишет о июне - июле 1891 года.[42]

На протяжении первых пятидесяти лет своего существования "Фрайе арбетер штиме" вполне успешно совмещала функции анархистского органа, газеты, пропагандировавшей культуру на идиш, и открытого университета (по замечанию Аврича), предоставляя свои страницы всем желающим выступить с материалами, которые могли бы заинтересовать интеллигентную публику, читавшую на еврейском языке. Речь шла о статьях по теории и истории анархизма, других революционных течений в еврейской и нееврейской среде, воспоминаниях, новостях политики, литературоведении, критических обзорах и новинках книжного рынка, рассказах, стихах и многом другом. Большинство американских писателей, поэтов, журналистов, писавших на идиш, считали за честь быть опубликованными в ФАШ. Очень многие произведения начинавших литературную карьеру американских авторов 1890-х - 1930-х гг. впервые увидели свет именно на её страницах. Авторитет газеты на "еврейской улице" был огромен вплоть до 1960-х гг., когда постепенно стали иссякать интеллектуальные силы, питавшие существование этого органа. Почти все редакторы ФАШ были людьми пишущими, уровень газеты был высок, литературный идиш - великолепен. На протяжении десятков лет, в день создания ФАШ, редакция и группы поддержки в США и за рубежом устраивали праздничные мероприятия.

 

"Уважаемый друг,

Мы имеем честь приглавить Вас на торжественный вечер, чтобы отпраздновать с нами 63-ю годовщину со дня рождения "Фрайе арбетер штиме", -

газеты, которая посвятила все годы своего существования просвещению широких еврейских масс,

газеты, популяризировавшей произведения наших лучших еврейских писателей,

газеты, имевшей друзей во всех кругах еврейского мира,

газеты, давшей место и возможность высказывать все мнения о наших животрепещущих еврейских проблемах.

Дорогие друзья... для вас будет очень важно услышать выступления двух завидных гостей - ШОЛОМА АША и ЙОСЕФА БУЛОВА, которые будут говорить о "Фрайе арбетер штиме".

...Йосеф Лефтвич, председатель,

Шмуэль (Сэм) Дрин"[43]

 

"Фрайе арбетер штиме" - 63 года.

Мы имеем честь пригласить Вас на празднование, которое состоится в воскресенье, 5 мая, в 5 часов пополудни, в ресторане Фальтонс, Ноэль-стрит 24, Оксфорд-стит, подъезд №1. Мы хотим представить вам двух важных гостей, известного еврейского писателя ШОЛОМА АША ...и известного актёра ЙОЗЕФА БУЛОВА, который сейчас гастролирует в Лондоне на английской сцене.

Председатель: Йосеф Лефтвич.

Организовано "Фрайе арбетер штиме", Лондон.

Л.Бейли, секретарь."[44]

 

"Группа "Фрайе арбетер штиме".

Вы приглашены на вечер, где мы будем праздновать 70-ю годовщину литературной прогрессивной еврейской газеты "Ди фрайе арбетер штиме". Вечер пройдёт в воскресенье, 19 марта, в 4.30 пополудни, в помещении клуба "Арбетер Ринг" в Гекни.

Ораторы: Й.Лефтвич, А.Ролин, Э.Подольский, С.Дрин.

Будет сервирован чай и угощение." [45]

 

Подобные объявления и приглашения рассылались ежегодно. Наиболее праздничными были юбилейные мероприятия, проводившиеся каждые 10 лет. Начиная с 1960-х гг., наряду с приглашениями и рекламой на идиш, редакция и группы поддержки ФАШ в США и Британии распространяли также аналогичные тексты на английском языке. Кстати, это свидетельствует о постепенном сокращении массовой базы читателей и поклонников газеты, для которых идиш был родным языком. Организаторам аналогичных торжеств в 1920-х - 1930-х годах не могло прийти в голову, что нужно заниматься распространением приглашений на каком-либо другом языке, кроме еврейского.

В наших руках находится интересный документ - письмо редакции ФАШ (от имени д-ра Германа Франка и Соло Линдера) Йосефу Лефтвичу, напечатанное на машинке на фирменном бланке газеты, специально выпущенным в честь её 60-й годовщины (от 28.11.1950 г.). Письмо интересно тем, что на бланке типографским способом (на идиш и английском) приведён полный список лиц, групп и организаций, являвшихся спонсорами этого старейшего анархистского печатного органа. Список даёт ясное представление о силе связей и дружеских контактов ФАШ в переломные для идишского мира 50-е годы, и лишь подчеркивает разницу между спаянным на базе общего языка миром еврейской журналистики того периода и положением конца 1970-х гг., когда "Фрайе арбетер штиме" закрылась за нехваткой авторов, читателей и финансовых средств.

Среди лиц, всячески поддерживавших ФАШ - профсоюзные деятели, известные журналисты, различные общественные и культурные объединения, редакторы и редакции газет и журналов, писатели и поэты, анархисты и члены движений, к анархизму никакого отношения не имеющих. Мы наблюдаем, как уже на исходе 1940-х гг. идеологическая борьба между разными направлениями в еврейских общественно-политических дви- жениях постепенно сходит на нет; социалисты-несионисты всех мастей, бундовцы и анархисты сотрудничают в культурной сфере с группами Поалей-Цион, и сотрудничество это развивается впо- лне успешно. Лишь ортодоксально-религиозные круги ревнителей идиша в США - с одной стороны, и ортодоксальные коммунисты-идишисты - с другой, по-прежнему принципиально отказываются сотрудничать с оппонентами. Именно с этим связан развал прокоммунистического ИКУФа, вступившего в противоборство со Всемирным еврейским культурным конгрессом, объединившим в своих рядах социалистов, бундовцев, поалей-ционистов, анархистов и др. В 1910-х гг. было невозможно представить себе, что редакция ортодоксально-социалистического "Форвертса" будет тесно контактировать со своим бывшим ярым оппонентом - "Фрайе арбетер штиме", и при этом еженедельно печатать новости, поступающие из Эрец Исраэль, что на страницах этого некогда идейного атеистического издания появятся статьи раввинов и регулярно будет печататься текущая информация о времени зажигания субботних свечей для религиозной части читателей.[46]

Список спонсоров "Фрайе арбетер штиме" за 1950 г. открывает "Алвелтлехер идишер культур-конгресс" - Всемирный еврейский культурный конгресс с центром в Нью-Йорке. Среди наиболее представительных лиц и организаций, содействовавших выходу в свет ФАШ, числились:

Эфраим Ойербах, президент международного ПЕН-Клуба; писатель Шолом Аш; М.Ошерович (председатель писательского Союза им. И.-Л.Переца), известный анархист Б.И.Бялостоцкий; Аба Гордин - писатель, философ, лидер движения пананархистов в дореволюционной России, один из вождей Московской анархистской федерации, руководитель американского "Идиш-этишер гезелшафт" и израильского объединения АШУАХ, основатель журнала "Проблемот-Проблемен"; редакторы нью-йоркской газеты "Дер Тог" Мордехай Данцис и С.Дингол; д-р М.Вайнайх, один из сопредседателей ИВО; знаменитый еврейский поэт и драматург Лейвик; Н.Б.Минков, редактор газеты "Цукунфт"; Д. Л.Меклер, редактор "Моргн-Журнал"; Марк Мрачный (Кливанский), бывший редактор ФАШ, а в далёком прошлом - участник махновского повстанческого движения на Украине; Исраэль Столярский, представитель еврейских профсоюзов стран Южной Америки; д-р Шломо Саймон, редактор педагогического "Киндер-журнал", близкий друг А. Гордина; Йосеф Каhан, бывший редактор ФАШ, автор массы статей и книг по истории американского еврейского анархизма; Гилель Рогов (Хиллель Рогофф), тогдашний редактор "Форвертс"; Ш.Фарбер, д-р Б.Хофман - редакторы американского профсоюзного печатного органа на идиш "Герехтикайт" - детища Шауля Яновского; Мендл Элькин, библиотекарь ИВО; сам Рудольф Рокер; Авраам Райзен, ближайший родственник знаменитого литовского историка еврейской журналистики Залмана Райзена; д-р И. Н.Штейнберг, редактор журнала "Ойфн Швел", органа "Идиш-Лиги"; Л.Аркин, президент "Арбетер Ринг" и Йосеф Баскин, генеральный секретарь "Арбетер Ринг" и Б.Гебинер, его помощник; Яаков Д. Берг, председатель Института им. Шолом-Алейхема; Ф.Л.Гольдман, президент "Идишер арбетер комитет" - "Еврейского рабочего комитета"; Ш. Гилинский, секретарь редакции Еврейской энциклопедии; Эфраим Ишурин, вице-президент "Еврейского рабочего комитета", президент "Арбетер Ринг" в 1920-1921, 1946-1948, 1948-1950 гг.; Н.Ханин, административный директор "Арбетер Ринг"; Липе Лерер, представитель издательства "Матанот"; И.Сигал, вице-президент "Идишер арбетер комитет" и бывший редактор "Форвертс", Чикаго.

В числе "друзей ФАШ" были также сотни имён известных и неизвестных активистов еврейских общественных организаций и частных лиц, проживавших в США, Канаде, Австралии, перечислить которые просто не представляется возможным. Помимо прочего, в списке значатся имена местных представителей территориальных отделений групп поддержки ФАШ в США, а также членов "групп "Фрайе гезелшафт" - последние читатели одноимённого, известнейшего в начале века журнала Ш.-Й.Яновского (Чикаго, Сан-Франциско - США, Торонто - Канада); членов общества имени Кропоткина при местном отделении "Арбетер Ринг" в Лос-Анжелесе (наследники легендарного анархистского книгоиздательства на идиш, от которых, судя по списку, к 1950 г. осталось всего 4 человека). Присутствует также весь международный спектр еврейского анархизма той поры - "Лондонская группа "Фрайе арбетер штиме" и лондонское общество-книгоиздательство Р. Рокера; журнал "Дер фрайер геданк" и "Идиш-анархистише групе" в Париже; Еврейское рационалистическое общество ("Идише рационалистише гезелшафт"), "Группа "Фрайе ворт" (и редакция газеты "Ди вельт" в полном составе) в Буэнос-Айресе. Среди имён помощников ФАШ, опубликованных на английском языке - многие десятки частных лиц, представителей и руководителей различных общественных организаций (преимущественно - в США).[47]

В списке спонсоров и помощников старейшей анархистской газеты на идиш поражает обилие представителей "Арбетер ринг". Известно, что анархистские секции существовали в ряде местных отделений АР вплоть до распада федерации еврейских анархистов США. После самороспуска этой организации анархо-идишисты, члены АР, влились в другие, неанархистские секции "Ринга". Процесс этот длился на протяжении 1960-х - 1970-х гг. Последние представители американского еврейского анархизма до сих пор, уже на исходе ХХ в., активно сотрудничают в рядах продолжающего процветать "Арбетер ринг", одновременно принимая участие в деятельности других идишистских организаций США (например, Шелби Шапиро, многолетний читатель "Проблемен", напрямую связан с нью-йоркской "Идиш-лигой" и является кассиром "Арбетер Ринг" с 1997 г.).

С подъёмом волны массовой иммиграции в США из СССР на рубеже 1960-х - 1970-х гг. старожилы АР предприняли попытку наладить контакты с приезжавшими, бывшими советскими, евреями. По всей видимости, в среде ветеранов идишистского движения ещё жили воспоминания о первой массовой эмиграции из России конца XIX - начала ХХ вв., породившей "Арбетер Ринг" и другие организации еврейской общины в Америке; активисты АР - социалисты, бундовцы, анархисты и другие - выражали надежду на то, что новые иммигранты примут участие в работе идишеязычных организаций, групп и кружков, а молодёжь, прибывающая из Прибалтики, Украины и Белоруссии, придёт на смену старому поколению в рядах АР. Надеждам этим не суждено было сбыться. Молодёжь из СССР шарахалась от любых социалистических концепций, проблемами еврейской культуры интересовалась в незначительной степени, а идиш не знала вовсе, и узнать не стремилась. Разительная несхожесть двух потоков еврейской эмиграции, которые разделялись временным промежутком менее чем в одно столетие, привело к отказу от идеи задействовать новоприбывших в общественной и культурной работе, связанной с идиш.

Тем не менее, в Нью-Йорке в 1975 г. была издана рекламная брошюрка на русском языке "Что такое "Арбэтэр Ринг?", в которой говорилось следующее:

"75 лет тому назад еврейские эмигранты из России, Польши, Литвы и других стран создали в Америке самую большую в мире евре- йскую народную организацию "Арбетерринг" (так в тексте.- М. Г.).

Периодически в Америку прибывают новые еврейские эмигранты. В "Арбетерринге" они находят тёплые дружеские отношения, взаимопомощь, возможность удовлетворить свои духовные и культурные потребности.

Вы являетесь одним из вновь прибывших из Советского Союза в Америку. Различные обстоятельства вынудили вас покинуть ваши дома. Америка стала вашим новым домом. В этой демократической и богатой стране вы имеете право на всё, что доступно другим гражданам этой страны.

Чтобы скорее почувствовать себя полноправными гражданами Америки и приспособиться к новым обстоятельствам и условиям жизни, желательно преодолеть одиночество и разобщённость. Нужно объединиться и организоваться.

"Арбетерринг" - это та организация, которая поможет вам в этом.

"Арбетерринг" - это та организация, которая сберегает язык и культуру нашего народа, духовное наследие наших погибших миллионов братьев и сестёр, поддерживает идеи социального прогресса и равноправия.

"Арбетерринг" принимает активное участие в борьбе против антисемитизма во всех странах, где проявляется это постыдное явление.

Отделения "Арбетерринга" есть во всех городах Америки и Канады. Каждое отделение "Арбетерринга" автономно и самостоятельно организовывает общественную и культурную работу среди своих членов.

Вам, вновь прибывшим из Советского Союза, предлагается создать своё отделение "Арбетерринга". Для вас будут созданы условия и проведены мероприятия, приспособленные для ваших нужд, как-то: выделено специальное помещение вблизи вашего местожительства, созданы по особой системе курсы по изучению английского языка, организованы лекции по истории и конституции Америки, государственному устройству и культуре и др. Каждый член "Арбетерринга" вправе за установленные взносы пользоваться разносторонней помощью "Арбетерринга", включая различные формы страхования: страхование жизни, страхование на случай временной потери трудоспособности, страхование автомобиля, общая и специальная медицинская помощь, пожизненная пенсия для нетрудоспособных, дом для престарелых и больница для них, еврейские школы, летние детские лагеря, дома отдыха для взрослых, покупка автомобиля и запасных частей со скидкой, путешествия по сниженной стоимости и др.

Если вы хотите подробнее обо всём узнать, заполните предлагаемую анкету и вышлите её по указанному адресу или явитесь лично."[48]

Летом 1970 г. "Фрайе арбетер штиме" исполнилось 80 лет. Это был последний юбилей, отмечавшийся с большим размахом. Специальный юбилейный номер вышел 15.01.1971 г. Среди приглашённых на торжества были многие известные еврейские литераторы и журналисты из разных стран. После этого ещё несколько лет устраивались ежегодные банкеты и пикники в честь очередной годовщины существования газеты, но процедура их проведения становилась всё более скромной год от года. Пытаясь найти финансовые средства для продолжения издания, редакция рассылала по самым разным адресам открытки с текстом на идиш и английском, призывающие присоединиться к поздравлениям в адрес ФАШ по поводу очередной её годовщины или иных событий, отправив газете несколько долларов:

 

"Уважаемые друзья:

В этом году мы празднуем международный рабочий праздник Первого мая вместе со столетием со дня рождения Рудольфа Рокера... Каждый год ФАШ получает поздравления от профсоюзов, руководства "Арбетер Ринг", еврейских культур- ных организаций и частных лиц. Мы обращаемся к вам с просьбой присоединиться к этому и прислать нам ваше поздравление...

С дружеским приветом, -"Фрайе арбетер штиме"; Моше (Моррис) Гамберг, заведующий."[49]

К такого рода обращениям прикладывался отпечатанный бланк с текстом, говорящим о том, что такое-то лицо жертвует на газету энную сумму денег; жертвователю оставалось лишь заполнить пробел суммой в долларах. В том случае, если адресат действительно посылал деньги редакции, его имя печаталось в газете с благодарностями и указанием суммы. Впрочем, эти полумеры не могли помочь.[50] Сказывалась нехватка денег (старые, пятидесятых годов, спонсоры просто постепенно умирали), нехватка читателей и авторов (классические анархисты, для которых идиш был родным языком, сходили со сцены начиная ещё с 1960-х гг.).

В ноябре 1976 г. руководство ФАШ впервые за всю историю существования газеты обратилось к читателям с прямым призывом о помощи:

"Это не обычное обращение с просьбой помочь - это просьба о деньгах, которые помогут в выходе в свет ещё двух номеров газеты. Наш истинный бюджет составляет 25 тысяч долларов. За последние два года редакция не получила ни единого доллара за свою работу, - ни для авторов, ни для редактора. Мы воюем за каждый пенни... Все, знакомые с нашей газетой, делают всё для продолжения её существования... Это ещё не конец... Положение, однако, заметно ухудшилось по сравнению с положением ещё пять лет назад. Товарищи, друзья и читатели, если вы хотите, чтобы ФАШ существовала и дальше, вы должны изо всех сил поддержать выход нашего органа в свет - деньгами, пропагандой, влиянием на средства массовой информации, и т.д. Делайте это повсюду... в профсоюзных организациях так же активно,как и среди друзей и тех, кто симпатизирует нам... Мы хотим совместно с вами отметить и 90-й юбилей ФАШ. Но думается, товарищи, друзья и читатели, что помощь может прийти слишком поздно..."[51]

К 1975 г. количество страниц ФАШ сократилось до восьми. Общий вид газеты оставался прежним, но к началу 1970-х гг. кардинально уменьшилось количество авторов и, соответственно, - печатающихся материалов. Единственное, что оставалось неизменнным, это - шапка газеты и реклама "Арбетер Ринг" в каждом номере. ФАШ, когда-то - еженедельник, постепенно превратилась в ежемесячник, а иногда выходила и раз в два месяца. Год от года сокращалось число авторов и лиц, согласных пожертвовать на газету ту или иную сумму денег.

Каждый год, в последнем (декабрьском) выпуске газеты, печатался список авторов и сотрудников, чьи материалы появлялись на страницах ФАШ на протяжении года.

Заметно, как год от года таяло число этих людей, а место для списка, на последней странице, становилось всё меньше и меньше. Ещё в 1950-е годы в списках можно было насчитать тысячи имён; в последнем номере газеты (декабрь 1977 г.) мы читаем фамилии шести с половиной десятков писателей и журналистов; но при этом нужно учитывать, что многих этих людей к тому моменту уже давно не было в живых, просто редакция перепечатывала их старые статьи (Р.Рокер, Д.Эдельштадт и др.). Кроме того, в список входили и псевдонимы авторов (например, П.Констан - псевдоним Аарона Торна). В последнем списке - имена П.Аврича, Йоны Городисского, Сэма Долгова, Августина Зухи, Симхи Гамбурга, Йосефа Людена, Шелби Шапиро и др.

После закрытия ФАШ ещё несколько лет действовали небольшие "группы поддержки", - в основном, в таких городах, как Филадельфия и Лос-Анжелес, конечно, не считая Нью-Йорка, который всегда был основной базой американского еврейского анархизма. Аарон (Арн) Торн продолжал переписку с товарищами по движению.[52] Переписка продолжалась до самой смерти Торна в конце 1985 г. Примерно в это же время распались последние организованные кружки почитателей ФАШ. Большинство участников этих группок просто скончалось к тому времени от старости.

Небольшая часть архива ФАШ, связанная с именем Соло Линдера (умер в 1960 г.), после закрытия газеты была передана Международному институту социальных исследований в Амстердаме и охватывает период 1905-1959 гг. (печатные материалы, рукописи самого Линдера, бывшего в пору своей молодости активистом еврейского анархизма в Лондоне, письма и манускрипты Эммы Голдман, Макса Неттлау, переписку с Кропоткиным, Вольтариной де Клэр, Ш.-Й.Яновским, Августином Зухи, Р.Рокером и др.).

После закрытия "Дер фрайер геданк" (1965) в Париже, "Дос фрайе ворт" (1976) в Буэнос-Айресе и ФАШ (1977) в Нью-Йорке, последним в мире анархистским периодическим изданием на идиш оставался журнал "Проблемен", выходивший в Тель-Авиве. Его закрытие в декабре 1989 г. ознаменовало конец столетней истории еврейской анархистской журналистики.

 

Домой

Самиздат

Индекс

Вперед

Назад

 

 



[1] ציַיטשריפט פון פריַיהיַיטלעכן סאָציאַליזם, געווידמעט דעם קאַמף פאַר פריַיהיַיט אויף אַלע געביטן פון לעבן און דענקער - "דער פריַיער געדאַנק". פּאַריז און תל-אביב. - Дер фрайер геданк. Цайтшрифт фун фрайhайтлехн социализм, гевидмет дем камф фар фрайhайт ойф алэ гебитн фун лэбн ун денкер. - Журнал освободительного социализма, посвящённый борьбе за свободу во всех областях жизни и идей. Париж -Тель-Авив.

[2] Давид Стеттнер - М.Гончарку. Письмо от 26.08.1997 (идиш).

[3] Д.Стеттнер - М.Гончарку. Письмо от 4.10.1997 (идиш).

[4] Breve nota autobiografica di David Stetner. - Archivio G.Pinelli, Bollettino 15.

[5] Д.Стеттнер - М.Гончарку. Письмо от 4.10.1997 (идиш).

[6] А.Левин (Аня-анархистка, 1891, г.Кринек, Российская империя - 1971, Париж) - известная российская анархистка, до революции - политкаторжанка; Н.Махно описывает свою встречу с ней в Саратове в 1918 г. во второй книге воспоминаний - Под ударами контрреволюции (Париж, 1936).

[7] דער צושטאַנד פון דער ייִדישער אַנאַרכיסטישער באַוועגונג אין איצטיקן מאָמענט. גרופּע דער פריַער געדאַנק", פאַריז, יאַנואַר 1960. - Дер цуштанд фун дер идишер анархистишер бавегунг ин ицтикн момент (Положение еврейского анархистского движения в настоящий момент). Париж, группа Дер фрайер геданк, январь 1960 г. Цитируется по тексту оригинала, присланного мне Давидом Штетнером, автором документа. - М.Г.

[8] Так, скорее, хотелось думать редактору Дер фрайер геданк. Антисионизм и равнодушие к строительству еврейского национального очага в Палестине, свойственное анархизму конца XIX - начала XX вв., сменились к 1950-м гг. определёнными симпатиями к Израилю со стороны международного анархистского движения, в т.ч. и в Аргентине (хотя произраильские настроения были выражены там, действительно, значительно слабее, чем среди еврейских анархистов США). Относительно Идишер рационалистишер гезелшафт и газеты Дос фрайе ворт проявление этих симпатии заключалось в постоянной публикации материалов о израильских киббуцах (статьи Абы Гордина и Симхи Гамбурга), а во второй половине 1970-х - в переправке всей общественной библиотеки местных идиш-анархистов именно в Израиль.

[9] В тексте оригинала - ישראל איז קאַפּיטל פאַר זיך - Исроэл из капитл фар зих, что можно перевести несколькими вариантами.

[10] Статья Штетнера писалась, когда в Израиле лишь незадолго до этого была создана Агудат шохрей хофеш. Аба Гордин действительно создавал свой журнал в одиночку.

[11] Редактор Дер фрайер геданк не мог простить Гордину его отказа от революционной пропаганды и ухода в мир исследований философско-религиозных концепций.

[12] איבער דער ייִדישער פּרעסע אין אייראָפּע. צענטער פאַר שטודיִעס - Centre National des Hautes Etudes Juives, Bruxelles. Письмо Давиду Штетнеру от 16.04.1968. (Оригинал письма прислан мне Штетнером. - М.Г.).

[13] געשיכטלעכע אַנטוויקלונג פון דער אידישער פרייַער ביבליאָטעק. - אַרבעטער קולטור, בוענאָס-אייַרעס, מאי 1931, נומער 1. - Гешихтлехе антвиклунг фун дер идишер фрайер библиотек (Историческое возникновение Еврейской свободной библиотеки). - "Арбетер культур", Буэнос-Айрес, май 1931 г., №1. - Материалы к истории идиш-анархизма в Аргентине, в т.ч. анархистской библиотеки им. Д.Эдельштата.

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] גאָנטשאַראָק משה. "דוד עדעלשטאַט" - די געשיכטע פון אַ ייִדישער אַרבעטער-ביבליאָטעק אין אַרגענטינע. - "פאָרווערטס", 8.10.1999. - Гончарок Моше. "Давид Эдельштат" - ди гешихте фун а идишер арбетер библиотек ин Аргентине ("Давид Эдельштат" - история еврейской рабочей библиотеки в Аргентине). - "Форвертс", 8.10.1999.

[17] "אַרבעטער קולטור", בוענאָס-אייַרעס, מאַי 1931, נומער 1. - "Арбетер культур", Буэнос-Айрес, май 1931г., №1.

[18] Там же.

[19] Central Zionist Archives in Jerusalem. P2243/a (неполная подборка 1960 - 1975 гг.).

[20] Список был любезно предоставлен мне д-ром Миной Граур (не опубл.).

[21] Gregorio Rawin, Antonio Lopez. La asociacion racionalista judia: anarchismo ed ebraismo in Argentina. - L'anarchico e l'ebreo, storia di un incontro. Milano, 2001, pp.179-186. Грегорио Равин, исследователь истории "Идише рационалистише гезелшафт" и сам в прошлом участник этого общества, приводит имена его активистов: Asne Ainstein, Iakov Birnboim, Iosl Bursuk, Meier Bursuk, Higinio Chalcoff, Jaike Chalkoff, Moishe Feldman, Golde Gorodisky, Jaime Gurevich, Leizer Milstein, Maxima Milstein, Oscar Milstein, Jaime Niezna, Sarita Rabinovich, Gregorio Rawin, Z.Zulis (там же, с.185-186). В своих работах на испанском языке, так же как и в упомянутой статье, являющейся, по сути, докладом на международной конференции "Анархизм и юдаика" (Венеция, май 2000 г.), Г.Равин подчёркивает связи и переписку Еврейского рационалистического общества и газеты "Дос фрайе ворт" с израильским журналом "Проблемен".

[22] Например: קעגן שטראָם. 20 יאָר מדינת ישראל. - "דאָס פרייַע וואָרט", נומער 143 (דריטע עפּאָכע), מאַי 1968. - Кегн штром. Цванцик йор Мединат Исроэл. ("Против течения. Двадцать лет Государству Израиль") - редакторская колонка Йоны Городисского, - "Дос фрайе ворт" №143 (третья эпоха издания), май 1968 г.

[23] По воспоминаниям Дова-Мордехая (Маркуса) Сискеля (1934, Буэнос-Айрес - 2001, Иерусалим), работавшего в 1960-х гг. в крупнейшей аргентинской газете на идиш "Ди идише цайтунг" (Б.-А.) и встречавшегося с Городисским по делам редакции.

[24] CZA, A330/430, A330/704 (A330/430 - переписка Й.Лефтвича с Й.Городисским; A330/704 - переписка Й.Лефтвича с А.Торном).

[25] Й.Городисский - Й.Лефтвичу. Письмо от 24.05.1967. - CZA, A330/430.

[26] Там же. Й.Городисский - Й.Лефтвичу. Письмо от 11.07.1967.

[27] Владимир Гроссман (1884, Россия - 22.01.1976, Женева) в мире литературы и журналистики на идиш 1920-1970-х гг. считался одной из авторитетнейших фигур. Апостол идишизма, он был одним из патриархов этого культуртрегерского движения. Политические взгляды его претерпели со временем значительные изменения: начав с критики сионизма и гебраизма, позднее он сблизился со многими известнейшими фигурами в еврейском национальном движении. Друг Лео (Льва Ефимовича) Моцкина. Его письма на русском языке Моцкину хранятся в личном фонде последнего в Центральном Сионистском Архиве в Иерусалиме (CZA, А126/642). Противник ассимиляции. В арабо-израильских войнах видел, прежде всего, "руку Москвы", искусственно раздувавшей этот перманентный вооружённый конфликт. Начинал литературно-публицистическую деятельность в дореволюционной русской прессе. После эмиграции - активно сотрудничал в еврейских газетах "Ди Цукунфт" и "Дер Тог" (Нью-Йорк). Постоянный автор "Фрайе арбетер штиме" и "Дос фрайе ворт". Написал около 15 книг, большей частью переведённых на французский и датский языки. Его труды на идиш издавались, прежде всего, в Париже и Женеве, где он жил до самой смерти. В еврейском анархистском движении была известна, в первую очередь, его книга "Георг Брандес и Петр Кропоткин - вчера и сегодня" (1961 г.), отрывки из которой печатались в прессе Движения. Существовал всемирный комитет поддержки изданию его книг, в который входили идишисты целого ряда стран (Франция, США, Израиль); от анархистов в комитет входил редактор ФАШ И.Фрегер.

[28] Йосеф Лефтвич (1892, Голландия - 9.03.1983, Лондон) - английский писатель, поэт, редактор, журналист, переводчик, составителшь антологий еврейской литературы. Большую часть жизни провёл в Лондоне. Создатель и главный редактор Еврейского телеграфного агенства (ИТА - Идиш-телеграф-агентур) в Англии в 1921 -1936 гг. Переводил с английского на идиш и с идиш на английский; издал в переводе на английский язык книги Шолома Аша, Макса Брода, И.-Л.Переца, Залмана Шнеура, Стефана Цвайга. Опубликовал несколько монографий по трагедии евреев и еврейской литературы периода Катастрофы; в 1942 г. выпустил материал к биографии Т.Герцля, в 1957 г. - о Зангвилле. Редактировал антологию еврейской литературы, изданную в переводе на английский в 1933 г. (второе издание - в 1963 г.), антологии идишской поэзии в переводе на английский (1939, 1969 гг.). С 1945 г. - директор Британской федерации еврейских общественных организаций. Его личный архив, хранящийся в Центральном Сионистском Архиве в Иерусалиме, насчитывает 843 папки с документами (архивный шифр - А330).

[29] Переписку Й.Лефтвича и С.Дрина см.: CZA, A330/455 (письма 1962-1973 гг.). В CZA хранится также неопубликованная рукопись статьи Дрина "Идише культур-арбэт", о культурной деятельности Всемирного Еврейского Конгресса и движения Поалей-Цион в Англии (без даты, CZA, A330/707).

[30] ל.אָליצקי. די לעצטע חדשים און טעג פון אַבאַ גאָרדין. - "דאָס פרייַע וואָרט", נומער 102 (דריטע עפּאָכע), סעפָטעמבער 1964. - Л. Олицкий. "Ди лецте ходашим ун тег фун Аба Гордин" ("Последние месяцы и дни Абы Гордина"). - "Дос фрайе ворт" №102 (третья эпоха), сентябрь 1964 г.

[31]- "דאָס פרייַע וואָרט", נומער 141 (דריטע עפּאָכע), פעבר.1968 סעם דרין. ווי איך בין געוואָרן אַן אַנאַרכיסט.- Сэм Дрин. Ви их бин геворн ан анархист (как я стал анархистом). - "Дос фрайе ворт" №141, февраль 1968 г.

[32] Там же.

[33] "פרייַע אַרבעטער שטימע" גרופּע (לאָנדאָן) - געוועזענע "אַרבעטער פרייַנד" גרופּע - "Фрайе арбетер штиме групе" - гевезене "Арбетер фрайнд групе". Письмо-приглашение Йосефу Лефтвичу (2.09.1963). - CZA, A330/183.

[34] Рукопись С.Дрина (89 страниц, идиш) - CZA, A330/707.

[35] סעם דרין. ייִדישע קולטור-אַרבעט. - Сэм Дрин. Идише культур-арбэт ("Еврейская культурная работа"), глава из рукописи, стр. 84. - CZA, A330/707. Штенцель Авраам-Нахум (р. в 1897 г., в Челодзе, Польша, недалеко от границы с Германией; ум. 24.01.1983 г. в Лондоне) - поэт-идишист, пропагандист еврейского языка, автор ряда исследований по истории языка идиш. Среди них: "Ойфн рог" (Берлин, 1935 г.); "Ибер эйропеишн кунст" (Лондон, 1938 г.); "Идиш" (там же, 1942, 156 страниц).

[36] Вергелис Арон Алтерович. Шестнадцать стран, включая Монако. Путевые очерки. Авторизованный перевод с еврейского. - М., 1982, стр.170-216.

[37] С.Дрин - Й.Лефтвичу. Письма. Например, 9.10.1962. - CZA, A330/455.

[38] С.Дрин - Й.Лефтвичу. Письмо от 9.10.1962. - Там же.

[39] С.Дрин - Й.Лефтвичу. Письма 1974 г. - CZA, A330/455.

[40] С.Дрин - Й.Лефтвичу. Письмо от 11.03.1963. - Там же.

[41] С.Дрин - Й.Лефтвичу. Письмо без точной даты. Написано - "Милуоки, воскресенье, 21 сент." - Там же.

[42] Сводная таблица - список первых редакторов "Фрайе арбетер штиме", сообразно данным анархистов, историков и редакции самой газеты. Передано мне д-ром Миной Граур, Петах-Тиква, в январе 1998 г.

[43] אויסערגעוועהנליך - אַ וויכטיגער אָוונט - "...А вихтигер овнт". Печатное объявление организаторов вечера. 1953 г. - CZA, A330/183.

[44] Там же.

[45] Там же. Объявление лондонской группы ФАШ, 1963 г.

[46] Когда закрылись ФАШ в Нью-Йорке (1977), "Дос фрайе ворт" в Буэнос-Айресе (1976) и "Проблемен" в Тель-Авиве (1989), последние еврейские анархисты-идишисты были вынуждены печататься в газетах и журналах, придерживавшихся отнюдь не анархистской ориентации. Почти все бывшие члены Анархистской еврейской федерации США после самороспуска этого объединения в 1966 г., и тем более после закрытия ФАШ в декабре 1977 г., стали подписчиками "Форвертс" - газеты, которая в начале ХХ века являлась яростным оппонентом анархизма; бывшие читатели и авторы израильского журнала "Проблемен", начиная с 1990 г., черпали культурную информацию из "Лебнс-фрагн" - органа местного отделения Бунда, всегда выступавшего ненавистником еврейского (и международного) анархизма. Анархистам-идишистам, любителям и почитателям еврейского языка, на исходе ХХ века просто не было другой возможности обратиться к печатному слову на родном языке. Этот подход к текущим проблемам современности на языковой основе, как нам кажется, видимо, в настоящее время невозможен ни в одной другой среде, кроме как в еврейской.

[47] פרייַע אַרבעטער שטימע - 60 יאָריקער יוביליי. - "60-летний юбилей "Фрайе арбетер штиме". - Герман Франк и Солдо Линдер - Йосефу Лефтвичу. Письмо от 28.11.1950. - CZA, A330/183.

[48] "Что такое "Арбэтэр Ринг?" - דער אַרבעטער רינג - What is the Workmen's Cirgle? New York, 1975. - CZA, A330/299.

[49] См. переписку Изидора Высоцкого, секретаря ФАШ, с Йосефом Лефтвичем (1970 г.), и переписку с Лефтвичем Янкеля Фрегера, нового секретаря редакции газеты (1973 г.). - CZA, A330/183.

[50] Freie Arbeter Shtimme, 03.1973. Письмо-обращение (идиш, англ.) - CZA, A330/183.

[51] פ.אַ.ש.: אַלאַרעם-רוף צו די חברים און לייענערס. - ФАШ. Всеобщий призыв о помощи к товарищам и читателям. Ноябрь 1976 г. (идиш, англ.). Подписано: Фанни Бреслав., президент; Фрэнк Флеглер, секретарь; Моше (Моррис) Ганберг.

[52] См., например, его переписку с Й.Лефтвичем после закрытия ФАШ в 1979-1981 гг.: CZA, A330/704.