IPB
Для читателей: поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег.
Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал







Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V  < 1 2  
Ответ в темуСоздание новой темы
> Рубаи. Омар Хаям, творчество древневосточного мира
michael smolyak Pisces
Сообщение #21


Я тут, как дома
Иконки Групп

Группа: Участник

Сообщений: 716
Регистрация: 5 Ноября 2004
Из: канада, виннипег-израиль,арад

 Израиль 

Пользователь №: 126
Спасибо сказали: 209 раз(а)




Жанр Рубаи


Литература мусульманского Ренессанса - это во- первых глубокая, эмоционально богатая лирика. Гете сравнивал цветистую палитру восприятия мира в персидской поэзии с восточной ярмаркой, с фантасмагорией красок, запахов, ощущений, которые символизируют красоту и полнокровность мира. Рядом с монументальной "Книгой царей" Фирдоуси, с поэтическими изумрудами Рудаки раскинулись и ажурные одеяние мудрой, пронизанной духом высокого гуманизма поэзии большого Омара Хайяма. Поэтические жемчужины поэта - оригинальные философски - лирические четверостишия (рубаи) -были присовокуплены востоковедами - переводчиками в сборник "Рубайят", который известен ныне во всем мире. В отличие от других поэтов Востока, Омар Хайям являть последовательным сторонником этого тяжелого жанра тюрсько - таджикской лирики. В рубаи три или и четыре строки рифмуются между собой. Этот популярный на Востоке поэтический жанр есть народным за своим происхождением.Рубаи исполнялись в сопровождении музыкального акомпонемента, один за одним, разграниченные паузами. Объединенные в тематические сборники, эти четверостишия пелись как куплеты одной песни, в границах которой и раскрывается лирический образ. Форма рубаи часто использовалась для изложения философских раздумий. Значительное место в них занимают мотивы любви и вина, которые трактуются, однако, как символы: любовь - любовь к Богу; вино - напиток из источника мудрости. Омар Хайям отшлифовывал форму четверостишия как драгоценный камень, определяя внутренние законы рубаи. Каждое четверостишие поэта - это маленькая поэма. Егорубаи философские по смыслу, им присущие аллегоричность и символичность языка. Они рационалистические по своей мировоззренческой основе, а их философия не религиозная, а научная. Девизом творчества Омара Хайяма могут быть слова: "Пусть живет Жизнь!" А каким оно будет после смерти - не известно никому, утверждает поэт. Все умрем, рассыпемся на порох, превратимся на глину, но воистину мудрый тот, кто прожил свой недлинный век по высоким законами доброты, любви и человечности:

Боюсь, что больше мы не возвратимся домой,
Ни с кем не встретимся в пространстве земном.
Этот миг, что ты прожил, считай своим трофеем!
Так как что нас потом ждет, не дано знать никому.


Красота поэзии Хайяма - не страх перед "навесной судьбой" и не покорность ей, которая предопределяется полной немощностью человека, а восприятие жизни в его мгновенной красоте. Не всемирная скорбь, а наслаждение каждой минуты этой жизни. Не бегство в сферу идеальной, недосягаемой любви, а любовь к земной женщине. Не ужас перед смертью, а философское к ней отношение: "того, что, должно быть, бояться не надо". Омар Хайям стал известен европейскому читателю сравнительно недавно. Одна из первых работ Хайяма с небольшим предисловием об авторе была опубликована в Париже в 1851 году немецким математиком Францом Вёпке и называлась “Алгебра Омара Альхайями”. Книга содержала арабский текст и французский перевод алгебраического трактата. Однако для широкой публики она прошла почти незамеченной.Второе рождение Хайяма и начало его победного шествования по Европе, а затем по всему миру следует отнести к 1859году: именно тогда в Англии выходит в свет книга стихов “Рубайят Омара Хайяма” в вольном переводе Эдварда Фицжеральда. Сборник стал настолько популярным и завоевал такое признание, что уже через считанные месяцы стал библиографической редкостью.Интересно, что в России Хайям – поэт и Хайям – математик долгое время считались двумя разными людьми. Возможно, путаница произошла по следующей веской причине. Во времена Хайяма свои труды ученые писали на арабском языке. Не был исключением в этом отношение и Хайям, который почти все свои работы написал именно на этом языке. Рубаи же не предзначались для широкой публики, писались для себя, в минуты раздумий, и, конечно, выливались на бумагу на своём родном языке. Далее они получали распространение среди близких друзей поэта, также говорящих на персидском. Вот так и случилось, что в книгах, написанных на арабском языке (языке ученых), о нем говорят исключительно как о математике. Персидские же источники упоминают о нем как о поэте.Появилось целое направление в персидском литературоведении – хайямоведение. Со временем возникли и конкурирующие группы, которые различным, иногда противоположным образом, трактовали и образ самого Хайяма, и его рубаи.В суфийском духе, например, склонен был толковать рубаи Хайяма В. А. Жуковский. Он считал Хайяма поэтом, стремящимся к царству вечного, светлого и прекрасного, глашатаем созерцательной жизни и теплой любви к Богу. В таком же ключе задолго до Жуковского трактовал Хайяма французский его издатель Николя.Некоторые ученые XX века – Свами Говинда Тиртха, К. Смирнов - были согласны с выводом Жуковского. В трактовке же иранского исследователя Мухаммада – Али Фуруги Хайям был, прежде всего, правоверным мусульманином, а затем уже суфием, притом суфием, этические и философские взгляды которого не выходили за рамки ортодоксального ислама. Были и другие крайности. Ученые нынешнего столетия – А. Арберри, А. Кристенсен, Ф. Розен – декларировали совершенно иной подход к творчеству Хайяма. Они отказались от прежних оценок, доказывая при помощи собственных аргументов, что произведения поэта, за небольшим исключением, чужды мистике. Но у них Хайям превратился в безудержного гедониста, талантливого певца вина. Кстати, по поводу вина высказывается также немало противоречивых мнений. Есть много поводов полагать, что содержание этого слова у Хайяма исполнено чисто символического смысла. Сторонники второй точки зрения находили такие четверостишия, где, по их мнению, ни о каком суфийском подтексте не может быть и речи. Делался вывод: значит, и в остальных случаях вино у Хайяма выступает как материальная субстанция. Советские ученые А. А. Болотников, С. Б. Морочник, М. И. Занд и другие указывали на ограниченность односторонней трактовки образа Хайяма. Однако некоторые из них, критикуя предвзятое отношение к творчеству поэта, порой сами допускали досадные упрощения и натяжки. Например, у С. Б. Морочника Хайям – сознательный атеист, материалист и богоборец. Такой подход, разумеется, тоже неверен. Искусственное притягивание фактов – не самый убедительный аргумент в споре. Отрицать мотивы фатализма, скепсиса в рубайяте Омара Хайяма – значит искажать его. Прав в определённой степени М. Н. Османов, утверждающий, что в четверостишиях Омара Хайяма немало противоречий. Однако прежде всего эти противоречия объясняются “различным толкованием исследователей его четверостиший”. В процессе изучения такой выдающейся личности, как Хайям, биографы и исследователи столкнулись с очень важной проблемой: как подтвердить действительное авторство приписываемых стихотворений? Проблема серьезная, и вот почему. Подсчитано, что Хайяму приписывалось около пяти тысяч рубаи, хотя ни одна из древних рукописей не содержала более 300-400 четверостиший. Где же тот ясный и четкий критерий, который помог бы безошибочно определить истинно хайямовские четверостишия? Не существует ли прижизненного автографа хайямовских рубаи? Эти вопросы не давали исследователям покоя. И если споры вокруг первого то затухали, то разгорались вновь, обстановка вокруг второй характеризовалась порой полнейшим штилем. Каждая новая работа, выдвигавшая ту или иную версии, вызывала новую волну споров и дискуссий. Как только не изощрялись ученые в остроумных догадках, прибегая к различным научным приемам, чтобы определить авторство “странствующих четверостиший” (термин, впервые определенный Жуковским), приписываемых традицией то Хайяму, а то другим известным поэтам или анонимам. Поиск растянулся на многие десятки лет.

Одновременно с художественным переводом четверостиший Хайяма началось научное издание текстов рубайята. Одним из лучших стало парижское издание Ф. Николя 1867 года. Однако в вышедшей через тридцать лет работе В. Жуковского “Омар Хайям и странствующие четверостишия” он показывает, что из 464 рубаи парижского издания Николя 82 приписываются тридцати девяти другим поэтам, жившим позднее Хайяма. Вот эти-то рубаи он назвал “странствующими”. Затем были опубликованы труды англичанина Денисона Росса и датского ираниста Артура Кристенса, в которых они сообщали о 108 найденных ими “странствующих” четверостиший. Жуковский предложил считать подлинными только те рубаи, которые относят к Хайяму древнейшие исторические сочинения. Таких рубаи он насчитал всего шесть которые нашел в сочинениях автора XIII-XIV веков.В 1904 году Кристенсен публично объявил о своем новом взгляде на поэтическое наследие Хайяма. В традиции персидской поэзии, заявил он, в тексте той или иной поэтической жанровой формы входило обыкновение указывать имя автора. Поэтому надо искать четверостишия, содержащие имя Хайяма. Таких четверостиший он сам обнаружил только двенадцать. Многочисленных поклонников поэзии Хайяма подобный принцип отбора не убедил. Да и логика возражала против столь суженного подхода. В конце концов традиции традициями, но ведь и они канонизированы жесткими правилами, тем более в отношении рубаи, не всегда и не все персидские поэты придерживались их. Поэтому-то очень быстро концепция Кристенса потеряла многих своих приверженцев.Новый шаг в хаямоведении был сделан спустя два десятилетия. В 1925 году немецкий востоковед Ф. Розен в Берлине опубликовал рукопись, содержавшую 329 четверостиший. Он критически подошел к методу определения подлинности текста, разработанного Жуковским. Последний предлагал не считать принадлежащими Хайяму все без исключения “странствующие” четверостишия. Розен же справедливо заметил, что приписывание произведений одного автора другому может быть двухстороннее. Если Омару Хайяму приписывались чужие четверостишия, то и его собственные не избежали, возможно, той же участи. Он показал, например, что Жуковский ошибался, приписывая Талибу Амули, умершему в 1626 году, два рубаи. Эти четверостишия имеются в рукописи Хайяма, хранящейся в Бодлеянской библиотеке Оксфордского университета и датированной 1460 годом, то есть были написаны, по крайней мере, за полтора века до смерти Амули.Вклад Ф. Розена важен тем, что он показал: не следует отнимать авторство у Хайяма у всех ”странствующих” четверостиший; к проблеме атрибутики следует подходить с учетом текста древнейших рукописей. Он предложил считать подлинными шесть рубаи с упоминанием имени Хайяма (определенных Кристенсеном) и шесть других, которые приписываются Хайяму в древнейших исторических сочинениях. После тщательного отбора к этим четверостишиям он прибавил еще тринадцать из рукописи 1341 года “Мунис аль - ахрар”. Но поскольку два из них повторялись, то прибавилось всего одиннадцать. Вот эти 23 рубаи и должны были стать, по мнению Ф. Розена, пробным камнем, тем оселком, с которого следует приступать к изучению творческого наследия великого персидского поэта. Однако, несмотря на несомненные достоинства этого метода, его можно принять все же лишь условно, так как при определении стиля, идей и образов не существует твердого объективного критерия, приемлемого для всех исследователей.

Поиски не прекращались. Выдвигались новые и новые идеи. Через двадцать три года после своей первой публикации вновь возвращается к проблеме установления подлинного поэтического наследия Омара Хайяма А. Кристенсена. На этот раз датский ученый положил в основу исследования сличение шестнадцати самых древних из известных рукописей: Оксфордского университета (Бодлеянской библиотеке), Британского музея, Национальной библиотеки (Париж), Берлинской библиотеки, атак же двух изданий: калькуттского и Ф. Розена. Выводы на этот раз были более оптимистичные. Подлинными исследователь назвал те рубаи, которые приводились несколькими древнейшими, наиболее авторитетными рукописями. В результате ученый получил 121 рубаи. Как признали ориенталисты, научная база на этот раз выглядела солидно.

Венгерский ученый – ориенталист Б. Силлик в тридцатых годах нашего столетия опубликовал несколько работ, посвященных описанию рукописей Национальной библиотеки в Париже. Ему удалось обнаружить сборник литературно – художественных произведений ряда средневековых авторов. Антология датирована 1448 годом. Здесь он нашел 56 рубаи Хайяма. Однако Силлик не предложил конкретного метода критики текста.В 1936-1937 годах немецкий востоковед Христиан Ремпис публикует новые исследования, посвященные проблеме поэтического наследия Омара Хайяма. Все четверостишия, приписываемые Хайяму, он сгруппировал по времени их упоминания в источниках или рукописях. В первой группе оказались рубаи, датированные от 1122 до 1220 года, во второй – от 1221 до 1315-го, в третьей – от 1316 до 1410-го, в четвертой от 1411 до 1505-го, в пятой от 1506 до 1600-го. Для каждой из групп он вводит систему баллов. Чем дальше отстоит то или иное рубаи, упоминаемое в рукописях от времени, в котором жил и творил Хайям, тем меньше количество очков оно получает. Таким образом, Ремпис отобрал 255 рубаи, но затем счел целесообразным добавить к ним еще 47 близких по духу.Индийский философ и ориенталист Свами Говинда Тиртха, решив на деле испробовать прочность теории Ремписа, подверг такому тестированию все приписываемые Хайяму рубаи, и оказалось, что к тем 302 четверостишиям, которые отобрал Ремпис, следует еще, как минимум прибавить 402. Сам Тиртха в 1941 году опубликовал работу – одну из лучших в истории хайямоведения, - в которой как бы подытожил исследования ученых о Хайяме. Он приводит более тысячи рубаи с подробным указанием источников, в которых они встречаются.Через год на родине Хайяма выходит работа известного иранского ученого Мухаммада – Али Фуруги с текстом четверостиший Хайяма. Его концепция путей определения истинных рубаи Хайяма развивает отдельные положения В. Жуковского и Ф. Розена. Фуруги берет только те источники, которые датируются ранее конца XIV века, то есть до Хафиза Ширази, умершего, как принято считать, в 1389 году. Проанализировав путем проверок, сопоставлений сотни четверостиший, он отобрал 66. Мог ли Хайям, проживший 83 года, оставить после себя всего шесть с небольшим десятков рубаи? К 66 отобранным четверостишиям Фуруги еще прибавил 112 близких по духу и стилю, и составил сборник из 168 четверостиший. Но если к первым 66 рубаи можно согласится и принять за подлино хайямовские, то, что касается второй части отобранных ученым четверостишиям, они вызывают сомнения. Дело в том, что при отборе Фуруги руководствовался собственным литературным вкусом и интуицией. Это неизбежно должно было привести к субъективизму в оценках. Но, тем не менее, специалисты считают, что от этого метода не следует отмахиваться. Дело в том, что традиционное воспитание литераторов и литературоведов в Иране, как и во многих других странах Востока, включает в себя заучивания наизусть с детства огромное количество стихов. Образованный поэт или филолог порой знает на память не менее 25 тысяч бейтов (двустиший). Такой запас информации дает возможность выносить интуитивное, но порой действительно верное суждение об авторской принадлежности того или оного текста. Однако понятно, что, безусловно, гарантировать достоверность полученных результатов этот метод не может.В последние время появилось мнение о том, что существует серьезное препятствие, мешающее установить подлинность хайямовских текстов. Несколько пессимистически утверждение основывается на следующих фактах. Одна из вспомогательных дисциплин современного литературоведения – текстология – широко использует для атрибуции текстов сравнительные и статистические методы. С этой целью составляются специальные словники сравнительных текстов, частотные словари, устанавливается процентное содержание в текстах ключевых слов, словосочетаний, образных выражений. Но все это при достаточно большом объеме, как подлинного текста, так и текста, вызывающего сомнения. Для установления авторства приписываемых Хайяму рубаи этот метод применить нельзя, так как объем четверостишия слишком мал, чтобы проводить статистические подсчеты и сопоставления.А может быть, Хайям и в самом деле не писал рубаи? Ведь так и не обнаружен свод четверостиший, который был бы написан его рукой. Вопрос не оригинален. Однако уже то, что «на страже интересов» Хайяма стоят многочисленные древние источники, отвергает все сомнения на этот счет. Другое дело, что, может быть, поэт не записывал рубаи и не систематизировал их. В этой связи хотелось бы привести суждения известного востоковеда, члена – корреспондента АН СССР Е. Э. Бертельса: «Внимательный читатель не может не заметить, что среди рубаи значительное число трактует одну и туже тему. Мы находим как бы ”пучки” четверостиший, очень близких по содержанию и различающихся лишь мелкими деталями. Нам кажется, что одна гипотеза могла бы легко объяснить эту особенность четверостиший Хайяма. Известно, в какой трудной обстановке протекала вся его деятельность. Если даже «спокойные» историки писали о его стихах, что это «ядовитые змеи, жалящие шариат», то понятно, какой опасности он подвергался со стороны фанатичных богословов. Хайям, конечно, не мог и помышлять о собирании и распространении своих стихов …Возможно, что он писал их на клочках, обрывках бумаги, и, когда у него собиралась небольшая группа ученых, его единомышленников, Хайям в беседе за кубком вина читал им свои последние творения. Представим себе, что пять друзей Хайяма, придя домой, записали услышанные ими стихи, каждый с небольшими отклонениями, с заменой того или иного слова. Так возникло бы минимум шесть вариантов четверостишия, которые позднее, при собирании их, принимали за отдельные стихотворения. Число вариантов увеличивалось и при переписки рукописей» Тогда, может быть, вообще нет смысла в поисках? Не грозит ли ученым переход к откровенной схоластике? Поднять завесу таинственности помогут лишь новые находки, бесспорные методы исследования.Пока одни ученые спорят об атрибуции того или иного четверостишия, другие задумались над таким удивительным парадоксом: четверостишия Хайяма, известные и любимые людьми во всем мире, не были столь популярными у себя на родине. Хайяму не отдавалось предпочтения перед другими авторами, он даже не стоял в одном ряду с такими гигантами поэзии Ирана и Средней Азии, как Фирдоуси, Саади, Хафиз. Чем это объяснить? Ученые считают, вполне естественным могло быть такое объяснение. Особенность Хайяма в том, что он писал стихи не для услады слуха своих высокопоставленных покровителей, не для денег. Они выливались, может быть, в минуты тяжелых раздумий, в состоянии творческой неудовлетворенности или, наоборот, когда мир казался радостным и светлым. Здесь хотелось бы подчеркнуть слово «выливались». В результате появления лаконичные, понятные, порой удивительно мелодичные строки. Они как бы оголены и предстают перед читателем в форме прямо выраженной мысли. Персидская каноническая поэзия жила в то время другим. Больше почитались и ценились те поэты, кто умел создавать новые образы, по–персидски «маани». Однако смысл понятий «образ» в европейской поэтике и в персидской «маани» не тождественны. Вот что говорит по этому поводу М. Н. Османов: «В европейской поэтике образом называют применение различных средств поэтической выразительности. Можно, например, уподобить красавицу – розе, стан красавицы – кипарису, и тогда роза станет образом красавицы, кипарис – образом стройного стана. Созданный одним поэтом, этот образ при повторение теряет оригинальность, может превратиться в литературный штамп. В персидской поэзии все по – иному: в стихотворениях каждого поэта десятки раз встречаются «розы» и «кипарисы», но там они служат лишь своего рода основой образа, которая превращается в подлинный образ (маани) только с помощью привлечения новых стилистических и поэтических средств, установление новых семантических связей. Эти многочисленные вариации на одну и ту же тему – первооснову составляют одну из характерных черт персидской поэзии». У Хайяма же высокая художественность достигается, в общем – то за счет приема контрастности, неожиданных поворотов в тексте. Вот почему официальная персидская литературная традиция долгое время не решалась включить Хайяма вряд выдающихся мастеров художественного слова. Это основная причина. Другая, не менее важная, заключается в том, что у Хайяма форма рубаи является основной формой творчества. Рубаи, как главная жанровая форма, не встречается ни у кого из персидских поэтов, кроме Хайяма. Это понятно. Для создания новых художественных образов – маани – четырех строк слишком мало. В рубаи, разумеется, не может быть эпического начала, в этой форме невозможны детальные описания, психологическая детализация. Персидская лирика X – XI веков, из недр которой выросло творчество Хайяма, в основном развивалось в двух жанровых формах: касыда (панегирик) и газель (любовно – лирическое стихотворение). В форме рубаи писали преимущественно лирические или философские стихи, хотя, впрочем, изредка встречаются рубаи даже панегирического характера. Однако все же эта жанровая форма больше тяготеет к стихам философского плана, потому что даже интимно – лирические рубаи проникнуты у поэтов определенным философским настроением. Жесткие рамки рубаи требуют от поэта высокого мастерства и таланта. Избрав этот жанр, Хайям остался в нем непревзойденным.
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
а идише маме
Сообщение #22


ас и корифей
Иконки Групп

Группа: Модератор
Сообщений: 130
Регистрация: 21 Октября 2004

 США 

Пользователь №: 119
Спасибо сказали: 4 раз(а)




А так звучит Омар Хайям на мамелушн:
Di hofnung vus der mentsh in harzn halt,
Vert ash -in oib si shaint ven oif-si falt
Asoi vi shnei oif midber's shtoib-gesicht,
Glanzt oif a vail in vert zegangen bald.

S'is modne,is es nit? ch'hob nit geheirt,
As di vus rien in der erd
Soll hubn ven derzeilt fin tribn veig,
Oif velchn eidn is zi gein basheird.

In oich di heste lere velche vert
Far ins antplekt in shtark varhert
Is blois a maise ins far shluf derzeilt
In vider bald zim shluf sich imgekert.
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
Ирена Pisces
Сообщение #23


слабая женщина
Иконки Групп

Группа: Супермодератор
Сообщений: 5 299
Регистрация: 25 Апреля 2003
Из: Москва

 США 

Пользователь №: 1
Спасибо сказали: 240 раз(а)




а идише маме, спасибо (IMG:http://www.jewniverse.ru/forum/style_emoticons/default/shy2.gif) ' />
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
а идише маме
Сообщение #24


ас и корифей
Иконки Групп

Группа: Модератор
Сообщений: 130
Регистрация: 21 Октября 2004

 США 

Пользователь №: 119
Спасибо сказали: 4 раз(а)




Нет, это ВАМ и господину Лапландцу огромнейшее спасибо.
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
а идише маме
Сообщение #25


ас и корифей
Иконки Групп

Группа: Модератор
Сообщений: 130
Регистрация: 21 Октября 2004

 США 

Пользователь №: 119
Спасибо сказали: 4 раз(а)




Mit sei hob ich der chchmes soim farseit,
In mit main mi dus vaksnzigegreit;
I
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
grgr
Сообщение #26


клезмер-хранитель
Иконки Групп

Группа: Модератор
Сообщений: 1 102
Регистрация: 11 Апреля 2005
Из: ISRAEL

 Израиль 

Пользователь №: 200
Спасибо сказали: 874 раз(а)




бридерс ун швестерс! (IMG:http://www.jewniverse.ru/forum/style_emoticons/default/yaya.gif) ' />

(оч.скромно. но распушив усы)

в "общую" копилку о Хайяме:

1) В.Варжапетян "Запах шиповника" , "КНИГА", М. 1987

2) Г.Гулиа "Сказание об Омаре Хайяме", "ХУД.ЛИТ.", М. 1980

звиняйте, но линков немае .... :nnp:

зы
но ... кажется ... был рус/инг мемориальный сайт по сабжу.
они даже его ПСС "сверстали" ...
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
grgr
Сообщение #27


клезмер-хранитель
Иконки Групп

Группа: Модератор
Сообщений: 1 102
Регистрация: 11 Апреля 2005
Из: ISRAEL

 Израиль 

Пользователь №: 200
Спасибо сказали: 874 раз(а)




в продолжение предыдущего (IMG:http://www.jewniverse.ru/forum/style_emoticons/default/rog.gif) ' />

http://www.geocities.com/CapeCanaveral/Hall/1436/collect.htm

там же есть скан Гулиа (IMG:http://www.jewniverse.ru/forum/style_emoticons/default/winkk.gif) ' />

а гите вох, идн! (IMG:http://www.jewniverse.ru/forum/style_emoticons/default/gy.gif)
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
а идише маме
Сообщение #28


ас и корифей
Иконки Групп

Группа: Модератор
Сообщений: 130
Регистрация: 21 Октября 2004

 США 

Пользователь №: 119
Спасибо сказали: 4 раз(а)




A. Reyzen.
Inz iz nuent der "heyvl havulim hakl heyvl" fin koyheles.Frime idn leyenen es deym shabes fin chol hamoyed sikes in di shiln. Ober der skeptitsizm fin koyheles veyrt bashtralt mit a lichtikn in groysn gemit; mit a klign in eydeln shmeychl in oych mit deym gelaytertn troyer,vus grenetst zich ashz mit freyd.
Omar Chayam, vus dermant afile shtelnvayz in seyfer "koyheles",iz un a shtral,un a shayn. Der eyntsiker veyg -tsim shenk.Di eintsike trayst fin der fargenglechkayt gefint eyr in deym kos vayn,a mul oych bay der gilibte.
Koyheles tsveyflt, mi yoydeya.... Omar Chayam zugt oyf zicher,az dortn iz gur nishtu. Eyr getroyt nit in gloybt nit.
Veygn sotsiale Umgerechtikaytn, vus in koyheles veyrt mit azoy fil fayer geret, veygn di treyrn fin di baroybte iz bay Omar Chayam bloyz du a shvache undaytung.Eyr blitst mit gedanken, mit aforizmen.Eyr treft gur mit a vort,a farglaych in inzer harts in baveygt inz tsi fartrachtn zich. Kayn trayst far inz ober hot eyr nit, eyr zicht bloyz fargesn zich. Derfar vendn mir zich tsi zayne perzn bloyz,vi tsi a merkvirdikayt fin der vayter fargangenhayt. Omar Chayam iz a chuchem, vus halt aleyn veynig fin chochme.
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
а идише маме
Сообщение #29


ас и корифей
Иконки Групп

Группа: Модератор
Сообщений: 130
Регистрация: 21 Октября 2004

 США 

Пользователь №: 119
Спасибо сказали: 4 раз(а)




Oyb ale midines fin fir ekn velt
In shtoyb veln lign,tsetrotn,tseshtert.
In doch,vet der ziger fin toyt nit antrinen,
In hershn vet er iber kleyn shtikl erd.


In leybn klig tsi zayn ,tzvey zachn miz men kenen,
Tzvey eytses gib ich dir,zolst zey far lib unnemen.
S'iz beser hingern , vi esn abi vus,
In beser zayn aleyn,in nit mit abi veymen.
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V  < 1 2
Ответ в темуСоздание новой темы
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: Ср, 20 Ноября 2019, 12:08


 
AiwanВs emoticons KOLOBOK-Style
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
Рейтинг Новостей Америки
Ozon.ru