IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Для читателей: поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег.
Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



 
Ответ в темуСоздание новой темы
Соббакевич
Shalom
Сообщение #1
Нет аватара

Пишу, но редко
Иконки Групп

Группа: Участник

Сообщений: 207
Спасибо сказали: 0 раз(а)
Регистрация: 21 Июля 2003
Пользователь №: 23



Предлагаю небольшую подборку стихов Соббакевича. Автор- петербуржец.
Ранее я с ним переписывался, но связь потерял. Попробую восстановить.

E-mail: malmik@ctinet.ru

Некуда
А. Соббакевич
Друзья, нам с вами некуда линять,
Нет позади Сибири и Урала,
И меч на безобидное орало
Нам время не пришло ещё менять.
Евреи! ну куда нам отступать,
У нас земли всего едина пядь,
Её едва достанет для посева..
У нас воды всего едина горсть,
Да винограда пламенная гроздь,
Да камни, раскалённые от гнева.
Неужто этот божеский клочок
Мы отдадим из страха и молчок?

Народ и храм - ведь мы едина плоть,
Единый дух - подумать даже жутко-
Уже две тыщи лет - без промежутка-
Пытаются враги нас расколоть.
Но мы идём, идём сюда упрямо
Из гетто, из местечек, из грязи.
И пусть наш спор у древней кладки храма
Рассудит Бог и автомат узи.

Нам есть, кого любить и что жалеть,
Но лишь души суровое пространство,
Бесстрашие и наше постоянство
Поможет победить и уцелеть.
А может даже победить и только:
Чтоб на земле оставить за собой
Победный крик исполненного долга,
Трепещущий и бело - голубой.
http://threehorn.odessa.net/pianist/sobbak.htm

***

Простите мне, что я сейчас не с вами.
Всё собирался - так и не собрался,
Мясные крючья мерзких мелочей
Впились глубоко в жилистое тело
И разодрали мысли и одежды
В кривые окровавленные клочья.
И вот теперь я старый и больной.
Но всё же у меня хватило б сил
Лечь на тюфяк у амбразуры узкой
С определённым сектором обстрела
И положить с собою рядом справа
Знакомый автомат и два рожка,
И пачку запрещённых папирос,
Всего одну, а больше и не надо,
И флягу с плотной винтовою пробкой,
Где плещется наркомовская норма,
Наркомов ,слава богу, нет у вас,
Но чистый спирт, я думаю, найдётся..
И я б лежал весёлый и счастливый,
Курил бы беззаботно Беломор
И ждал бы ту высокую минуту,
Минуту единения с народом,
Ту самую, быть может, о которой
Я так мечтал все прожитые годы,
И был бы чист перед людьми и богом,
И взятки гладки были бы с меня.





ФОТОГРАФИЯ

Воскресный день, знакомый вид.
Крестьянка на крыльце сидит
В жакете пёстром и коротком
И с кулаком под подбородком.
На юбке складчатой и длинной,
Замазанной по низу глиной,
Уже не разобрать узор
Для жизни нашей слишком кроткий.

И вроде бы - какой позор-
Слегка припахивает водкой.

Какая грустная работа-
На это старенькое фото,
На этот снимок групповой
Смотреть с повинной головой.
И знать, что было и что будет,
И что, куда потом убудет...

Зовут крестьянку тётя Маня ,
Она с племянником, со мной
После победы над Германией
Приехала к себе домой.
Её родители убиты,
В канаве глиняной зарыты,
Судьба разорена войной,
К тому ж и я ещё - больной.

О как я помню голос трубный
И резкой складки носогубной
Невозмутимо горький след.
Усмешку речи неучёной,
Тепло щеки непропеченной,
И местечковый. обречённый
В глазах ветхозаветный свет.

А вот и я стою на горке,
Как на большой арбузной корке,
Закутан с головы до ног
В крест- накрест стянутый платок,
Который против поговорки
Накинут плотно на роток.

А вот во избежанье риска,
Привязана не так уж близко,
Стоит коза по кличке Лизка-
Жевать на время прекратив,
Серьёзно смотрит в объектив,
Как записная рекордистка...

Мы жили с ней не слишком дружно,
Но мне лечиться было нужно,
И тётка чуть ли не силком
Меня лечила рыбьим жиром,
Постельным праведным режимом,
И тёплым козьим молоком.

А через год я встал с постели,
Козу зарезали и съели,
Меня забрали в Ленинград.
Отдали с опозданьем в школу,
Где снова делали уколы
Туда же, что и год назад....
А тётя Маня замуж вышла
Но второпях и невпопад,
Короче, ничего не вышло,
И тут уж я не виноват.

Из прочих мелких происшествий
Припомню запах козьей шерсти,
Который жил со мною годы,
Не исчезая нипочём,
Неслышный школьному народу.
И свитер уж давно сносился,
Но запах надо мной носился,
Клубился над моим плечом
Особо в мокрую погоду...
Но постепенно растворился…




НОТНАЯ ГРАМОТА

Мне музыка ни строить и ни жить не помогала,
Но всё ж услышать было мне дано,
Как флейта тонкой струйкой разливала по бокалам
Старинное немецкое вино.
И дирижёр у вечности подробной
Не спрашивал деталей и примет,
Из воздуха не извлекал монет,
А палочкой своею дирижёрской психотропной
Всё сущее делил на ДА и НЕТ.

На ДА и НЕТ , на сушу и на воды,
На свет и тьму, на женщин и мужчин,
И билась музыка, о каменные своды
В намеренье счастливого исхода,
И был пока что в ней неразличим
Железный скрежет следствий и причин
И вопль обречённого народа

И лишь когда вступили духовые,
Мучительно забрезжило впервые,
Что это не вибрирующий сон,
Что дирижер, витая в Эмпиреях
И вымогая наслажденья стон,
Ещё делил на немцев и евреев,
На вешний воздух и на газ Циклон.


О как живётся дилетанту просто,
Повязан галстук и отглажены штаны,
И звуки флейты простодушны и нежны,
И я сижу в концертном зале мягче воска
И знать не знаю, как изящно сплетены
И судорогой мёртвой сведены,
И музыка, и чёрные мундиры Холокоста
Пришедшие с немецкой стороны..




СМЕНА

В дыму редеющем ночном
Трамвай, облитый кумачом
Как стол президиума, едет
По скользким лезвиям к победе.
Над кем, над чем, не в этом суть.
Начальство знает дело туго,
Мы победим кого-нибудь,
За то – услуга за услугу-
И нам найдется что глотнуть.

.И мы едва глаза продрав,
Вчера немного перебрав,
В разболтанном трамвае красном
Спешим, чтоб сделать мир прекрасным.
А если что-нибудь не так,
То ты начальник, я - мотек*,
Ура! И горе несогласным.

Трамвай гремит, дуга трепещет,
Блестят пробоины глазниц,
На стёклах проступают резче
Черты и резы жёстких лиц,
Вожатый в микрофон скрежещет...

Так едет способ производства,
Тяжёлый сплав мечты и скотства,
И мирового превосходства.
Дымится перегар густой
Над чёрной коллективной глоткой,
Над хриплой репликой пустой

И впереди стоящей тёткой,
В горсти зажавшей маникюр.
А под глазами без купюр
Кино с обратной перемоткой
С любовью, дракою и водкой
Из жизни дураков и дур.

А вот кирпичные застенки,
Фронтон с изломанным крылом,
И пассажиры пялят зенки
На цифры с запахом уценки
И николаевским орлом,
Напрасно ждущим пересменки.

Ворота отъезжают с визгом,
Гриппозно хлюпает брезент,
Стрелок бежит навстречу брызгам
На груз оформить документ.

Глядит прожектор мёртвым оком
На уголь, грязь и кирпичи,
На клетчатые лужи окон
Из электрической мочи.
На механические трупы
И на фаллические трубы,
Торчком стоящие в ночи,
Зловонной доменной печи.

За стыками кирпичной кладки,
И за крысиным ходом стен
Мы слышим родовые схватки
Каких-то тёмных перемен.

Каких-то медленных, подспудных
Уму и сердцу неподсудных...
Мы ощущаем эти корчи
По сладкой в кровь проникшей порче.
Зловещей их величины
Ещё никто из нас не знает-
Трамвай гремит и темь пронзает,
Обьевшись красной белены.
И друг на друга нас бросает,
И мы уже обречены.

Их криминальные задатки,
Их беспощадные ухватки
Нам непонятны, и вообще,
Как тяжело собрались складки
На пояснице и лопатке
У этой женщины в плаще.




Ленинградец

Что ж я так пекусь об этой
Грозной северной стране,
Что ни словом, ни конфетой
Не была добра ко мне.
И какой суровой ниткой
Я навеки к ней пришит-
То ли водкой, то ли пыткой,
То ли русский, то ли мотек*.
Что-то больно и негромко
Ноет с самого утра-
Лихоманка или ломка,
Или русская хандра.
Не могу забыть хоть тресни,
Глядя с Масличной горы,
Эти годы, эти песни,
Эти тёмные дворы.
Мокрый ветер , подворотни
Фонари и корабли,
Горький привкус приворотный
От воды и от земли…
Из отёсанного камня,
Из витого чугуна-
Как ты всё-таки близка мне,
Нелюбимая страна.
Врозь с тобою – будто болен,
Вместе - корчусь от стыда ,
Я в самом себе не волен
И не буду никогда.
От нечаянной песчинки
Глаз слезится на ветру,
И в груди не тают льдинки
Даже в самую жару...



ПРОСЬБА

Не разлучай меня, дружок,
С корявой русскою природой,
С лукавой русскою погодой
И с рюмкою на посошок.
Не разлучай ни на вершок,
Коль ты такой уж всемогущий,
И с осенью бесстыдно врущей,
И с честной русскою зимой,
И с окаянной неимущей
И безответною землёй.

Не разлучай меня с травой,
Болотной, влажной и высокой,
Ночами с узкою осокой,
А днём со сладкой лебедой.
Не разлучай меня с водой,
Зелёной, пойменной, хрипящей,
С моею прошлою бедой
А заодно и с настоящей..

Не разлучай меня с дождём
С туманом, снегом и ненастьем,
Среди которого рождён,
К которому коротким счастьем
За щиколотки и запястья
Я так по-римски пригвождён.
Не разлучай меня с дождём.

Мне жизнь повытерла бока,
И вроде даже неуместно
Любить мне эти облака
К земле летящие отвесно.
Но и тебе не очень лестно
Держать меня за дурака,
Ведь знаешь ты наверняка,
И мне, конечно же, известно,
Что я умру и не воскресну.
Не разлучай меня пока…
http://gondola.zamok.net/025/25sobak.html
А. СОББАКЕВИЧ

ИМПРЕССИОНИЗМ

Какая баба на картине!
Видать, художнику, скотине,
Плеснули лишнего в в бокал,
И то ли он его лакал,
А то ли кисточку макал
С засохшей краскою в щетине.

Как все-таки поднаторели
Французы в этой акварели!

Вот эту женскую головку,
С наклоном медленным к плечу,
Я позабыть давно хочу,
Я вас ей богу не лечу -
Мне на нее смотреть неловко,

Она немного бледновата
И будто сдвинута слегка,
И так по детски виновато
Прижата левая рука.

С плечом своим почти что голым,
И может, даже под уколом,
Она глаза мои мозолит,
Перед братвой меня позорит.
И, руку положив на горло,
Глядит так скромно и негордо,

Хотя прикид ее не плох,
И рядом с ней ученый лох,
Весь в накрахмаленной манишке,
В очках и только что от книжки.
Но, мать честная, видит Б-г,
Что с нею у него не выйдет –

Она его в упор не видит,
И только, только на меня
Глядит, глядит, глядит с укором,
Участливым каким-то взором,
Ни в чем при этом не виня,

И за неслышным разговором
Как будто бы насквозь сечет –
Всю жизнь мою наперечет,
И где больней всего печет,
И про Маруську, и про Вoвку,
И про злодейскую ментовку,
И это все берет в расчет,
Немного наклонив головку.

И по щеке по задубелой,
Небритой, одеревенелой
Такое сладкое течет...



АЙ

Ай, евреи, что же с вами происходит,
Забываете свои вы имена,
Ай, какое впечатленье производит
Это на другие племена.

Ай, евреи, что вы снова натворили,
Ай, во что вы вляпались опять,
Говорили же вам люди, говорили —
Не ходите в Африку гулять.

He ходите вы в Евpoпy или в Штаты,
Ни в какой-нибудь далекий край иной,
Но особенно, особенно, ребята,
Обходите вы Россию стороной.

Там в России песни да дороги,
Жизнь сквозь пальцы как текучая вода,
Не ходите, зря побьете ноги,
Зря побьете ноги, господа.

Ай, Россия, будь она неладна,
Что ни делай – перекос, да перебор –
То застолье, то похмелье, то баланда
Да высокий электрический забор.

А еще там шелест медленный, ковыльный
Да метели и колючая стерня,
Ай, какой же вы народ жестоковыйный,
Ай, евреи, вы не слышите меня.

Если б знали вы, как головы там рубят.
Как грызутся там они между собой,
Ай, евреи, нас Россия не полюбит,
Не полюбит, я ручаюсь головой.

Не сочатся там поля пчелиным медом,
Не течет по рекам козье молоко.
Ай, как трудно будет жить с таким народом,
Ай, как будет расставаться нелегко.



АДЬЮ

Прощай, петербургский гранит,
Увидимся вряд ли еще мы,
Прощайте, дворцы и трущобы.
Пусть бог христианский хранит
Один вас отныне, а мой
Рачительный Б-г, некрещеный,
0н в паспорте вписан со мной
И едет отсюда домой.

Прощайте, друзья и враги,
Я вас не забуду, но прежде
Пускай разойдутся круги
По тысячелетней надежде,
Пускай установится быт,
В еде, языке и одежде,
Который был прочно забыт.
Признаться, я до смерти сыт
Судьбою своею особой,
И жалостью вашей, и злобой.

Не знаю, услышишь ли, нет,
И ты мой последний привет,
Сторонница пищи здоровой,
Подружка из бывшей столовой,
Приличной вполне и дешевой –
Спасенье студенческих лет.
О, пшенка! Твой солнечный свет
Дарил нам любовь да совет
По времени самый толковый.
Излишне меня не вини,
Что я иногда в помраченье
Другие искал развлеченья,
Особенно в рыбные дни.

В столовой теперь казино,
Там эти продажные шавки
Играют на крупные ставки.
И пьют дорогое вино.
Никто там не варит пшено,
Никто там не просит добавки.
А впрочем, не все ли равно.
Чего же тебе пожелать?
Чтоб было чего пожевать?
И чтобы и ныне и присно
Любили тебя бескорыстно.

Балтийское море – адью,
Я выложил деньги на бочку
За волн твоих мерную строчку,
За серую с белым струю,
3а каждую чайку и квочку.
Не все мне бродить по песочку
В холодном и бедном краю,
Не все мне любить попадью,
Пора и поповскую дочку.
Пора мне примерить к колену
Средиземноморскую пену
И новую землю свою.

А что мне действительно жаль
Покинуть, судьбы не исполнив,
Так это кладбищенский холмик,
И бледно-зеленый шиповник,
И черную эту скрижаль,
Пока что стоящую прямо.
И я бы под нею лежал,
И за руку крепко держал
Мою беспокойную маму,
Которую так обижал...

Но Б-г по-другому судил,
Когда он меня отрядил
Почти на другую планету,
И средь разоренных могил
Окажется, видно, и эта,
Лишь только окончится лето.
http://jew.spb.ru/A251/A251-121.htm
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение
Guest_Циля Цугундер_*
сообщение Воскресенье, 23 Сентября 2001, 7:00
Сообщение #2
Нет аватара




Гость






Здравствуйте, шана това умэтука!
Очень рада обнаружить здесь стихи Соббакевича. Поэт совершенно необыкновенный. А вот я с удовольствием привожу вам ссылку на большое интервью с ним, там и фото есть:

http://www.sunround.com/moon/default.asp

А кроме того, еще много его стихов есть на сайтах MoonParnasse (http://threehorn.odessa.net)
и Солнечный Остров (http://www.sunround.com)

последний особенно рекомендую, как хороший и добрый еврейский лит. сайт (на русском). Скоро (на днях) там появится новая подборка Соббакевича, в том числе стихотворение "Солженицыну".

Есть вопросы, пишите ehida@sunround.com
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответ в темуСоздание новой темы
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: Вт, 7 Июля 2020, 17:53


 
AiwanВs emoticons KOLOBOK-Style
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
Рейтинг Новостей Америки
Ozon.ru