Yiddish Shtetl Jewniverse   Правила

Иврит клава   Помощь   Поиск Пользователи  

Календарь   Статистика Блоги  Галерея  

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Для читателей: поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег.
Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал






 
Ответ в темуСоздание новой темы
> Сказка о мебельщике. By bustanai LJ
Ирена Pisces
Сообщение #1


слабая женщина
Иконки Групп

Группа: Супермодератор
Сообщений: 5 298
Регистрация: 25 Апреля 2003
Из: Москва

 США 

Пользователь №: 1
Спасибо сказали: 240 раз(а)






Лес подходящий к городу почти вплотную был не очень густой и довольно светлый, никаких неприятностей туда сроду не происходило, так что было совершенно непонятно, откуда взялась его дурная слава. Однако гулять в него никто никогда не ходил, предпочитая роскошный городской парк.

А вот в самом городе неприятностей всегда было невпроворот, но он, тем не менее, всегда был очень популярен в округе. Можно сказать—очаг цивилизации. В очаге этом в старых горшках постоянно кипело новое варево и было в нём в избытке мусора и тухлятины, но ведь для людей главное чтоб кипело.

И ещё там было сильно нечисто, в том самом, страшном, исконном смысле. Нечисти там было очень много и проявлялась она на каждом шагу: глядела из темноты, кричала по ночам жуткими голосами, одевалась в тени и касалась спящих навевая кошмары, превращая кровь в ведьмин настой.

Почти все мебельщики в этом городе были евреи, так уж случилось. Однажды пожилой, состоятельный мебельщик по имени Давид принимал у себя проезжавшего через город известного врача и учёного Авраама дель Медиго, и весть об этом разнеслась не только по общине, но и среди просвещённых неевреев, желавших поговорить со столь сведущим в науках иудеем.

-- Какой неприятный лес растёт возле вашего города !—воскликнул дель Медиго когда подали десерт и вино.

-- Да уж. Те кто в него ходит, а это исключительно дровосеки, пьют не трезвеют, даже в поговорку вошло. А следом за ними идут плотники.—Отвечал Давид с извиняющейся за лес, дровосеков и плотников улыбкой.

-- А какая у вас в городе, не в обиду будь сказано, уродливая мебель! — сказал гость и махнул рукой со странно сложенными пальцами, случайно задев ей хозяина. И в этот миг Давид увидел, что и впрямь мебель в комнате, между прочим сделанная им самим, уродлива и даже страшна: по-звериному кряжистая, перевитая странным узором как жилами, а кое где узор собирается в жуткие картины и лики, чего ни он, ни помогавшие ему сыновья, ни покупатели не замечали. Давид оробел и молча смотрел на гостя, а тот укоризненно качал головой.

-- Мудрость Каббалы предназначена для всех евреев, как же так вышло, что никто в вашем городе ей не занимается ? А ведь в деревьях пригородного леса заключены злые силы, но они не способны воспользоваться светом жизни божественных искр, от века находящихся у них в плену, и потому спят. И вы, вы, евреи, делая из древесины полезные для людей вещи, наполовину освобождаете искры из плена, заставляете их сиять вполсилы и этим светом давать жизнь и силу нечисти ! Поэтому так плохо и страшно живёте.

И дель Медиго стал рассказывать Давиду и его домашним о Каббале и о том, как нужно делать мебель с особым намерением, помня, что делаешь её для святой цели спасения скрытых в материи искр и их вознесения в Божественный Мир. Тогда они засияют полным светом, свет этот сделает вещи красивыми, а нечисть изгонит. А с уже сделанной мебелью ничего не поделаешь, нужно её сжечь, тогда искры останутся в пепле, рассеются с ним и найдут дорогу к полному спасению, а нечисть останется без приюта и уйдёт.



Через несколько дней дель Медиго, поговорив с другими мебельщиками-евреями, уехал. Он был очень убедителен и на следующий же после его отъезда день во дворах всех мебельщиков-евреев запылали костры из стульев, столов, кроватей и шкафов.

-- Что это они, с ума сошли ?! Неужели будут сидеть, спать и есть на полу ?—Говорили окружающие. А мебельщики даже членам общины побоялись открыть правду.

Закипела работа по новому складу. Трудно и непривычно им было создавать в душе святое намерение и одновременно работать, но постепенно привыкли. Новая мебель действительно получалась на редкость красивой и её охотно покупали или брали мелкие изделия в подарок. А мебельщики стали часто дарить всякую мелочь, как их научил дель Медиго, прикрываясь торговой хитростью: дескать, опробуйте наши мелкие да дешёвые изделия, глядишь и захотите купить те что побольше и подороже.

Только стали горожане замечать: едва внесёшь в дом новую мебель как старая ломается буквально в дни да так, что не починишь. И приходится заказывать у мебельщиков новые вещи. А нечисть в эти дни словно с цепи срывается, чуть не за плечами стоит.

-- Верно говорил дель Медиго, чистое и нечистое вместе не уживутся,--шептались мебельщики. У них в домах уж вся мебель была обновлена и не было духу от старых горечи да страха, и сами стали здоровее и веселее.

Горожане были в основном людьми сообразительными, торговыми. Вспомнили визит знаменитого еврея, о котором образованные люди знали, что он ещё и известный каббалист, посчитали барыши мебельщиков от покупки новой мебели взамен сломавшейся, помножили на разгул нечисти и решили: свершилось чёрное колдовство с целью наживы при помощи чертей и еврейского каббализма. Очень эта идея понравилась нееврейским мебельщикам и кое-кому из христианских священников. А община от мебельщиков отвернулась и заступаться не стала, даже выказывала всяческое презрение, за то что они и своих не пощадили со своими мебельноломными трюками, а не только на гоях наживались.

Хорошо что большинство злых сил город уже покинули, поэтому горожане не были способны кипеть как раньше, иначе поубивали бы мебельщиков вместе с семьями. Теперь же им было необходимо сначало разогреться да разогнаться, и они сначала крыли мебельщиков на чём свет стоит врываясь в их магазины, потом пытались их слегка побить, а только потом начали громить и жечь эти самые магазины. Мебельщики со своими близкими к этому времени уже заперлись в своих домах и со страхом ждали что будет дальше.

К этому времени местное духовенство и члены магистрата решили, что будет гораздо полезнее для репутации города если преступников не растерзает озверевшая толпа, а их сожгут на площади с соблюдением всех ритуалов и церемоний по обвинению в чёрном колдовстве и поклонении врагу рода человеческого. Чтобы было особенно символично—на костре из их собственных изделий. А всех непричастных к делу членов их семей, проявив гуманность, просто изгнать из города лишив всего имущества.

Тем же вечером мебельщики вместе со всеми их близкими были посажены в городскую тюрьму.



Ночью того дня дель Медиго стоял в самой чаще пригородного леса в центре защитного круга, в правой руке он держал зажжёный древний семисвечник на глиняной подставке, покрытой Великими Именами, у ног его лежала груда факелов.

-- Если я разбросаю факелы запалив их от этого огня, ничто тот огонь не остановит, пока не сгорит весь лес !—Прокричал он в окружающую темноту.—Пусть выйдет ко мне тот из вас, кто не погружён в сон, и мы заключим договор !

Единственный нечистый в том лесу, потерявший былую силу, но не спящий, был дух, заключённый в древнем, трухлявом, деревянном идоле. Он и вышел на зов к кругу в образе жуткого, полусгнившего идола.

-- Заключим договор !—Снова закричал дель Медиго.—Поклянись мне от лица всех нечистых этого леса, что когда люди будут пробуждать вас по незнанию вы используете лишь шестидесятую долю данной вам силы и не больше !

Нечистый медлил с ответом. Вдруг пять свечей семисвечника погасли, пламя оставшихся двух потускнело и замерцало, став похожим на огонёк тюремной лучины, дель Медиго почуствовал сильную боль и слабость во всём теле, он опустился на землю. Неизвестно откуда взявшийся ветер стал быстро стирать нарисованные на земле знаки и страшный идол, ломая тонкие корни, подходил всё ближе.



-- Ах, зачем я послушал этого приезжего ?! Пусть он известный мудрец и все его слова сбылись ! Но о нас-то он и не подумал, о том что с нами будет !—Рыдал Давид в маленькой темнице с вонючими соломенными матрасами и одиноким старым табуретом, куда его засунули вместе с женой, двумя взрослыми сыновьями и дочерью-подростком.

Вдруг в дрожащем свете лучины оставленной стражником из тени табурета как из ямы кто-то стал выбираться. Все вскрикнули и отшатнулись, а перед ними вырос неизвестно откуда взявшийся дель Медиго.

-- Я подумал о вас, но не о вас плотских, а о вас высших, о ваших душах-искрах пленённых во мраке. Именно их нужно было спасти, и они будут спасены когда вас сожгут за исполнение святой миссии. И ваши близкие скоро умрут в бедности, и их искры спасутся через смерть.

С яростными криками сыновья Давида кинулись к магу, чтобы его задушить, а сам Давид поднял дрожащие руки страшно проклясть его, но сдавило горло от ненависти и горя. В этот момент ему пришла в голову странная мысль, будто плеснули в лицо холодной водой. Он прикрикнул на сыновей и когда они остановились в недоумении, взял едва горящую лучину и медленно пошёл к старому табурету, протягивая к нему пламя.

-- Нет !—Воскликнул дель Медиго и быстро встал между огнём и табуретом.

-- Ты нечистый дух, а не каббалист !—Радостно закричал Давид.



В этот миг одна из погасших свечей в семисвечнике вдруг несильно, но бойко вспыхнула, тиски внутри дель Медиго немного разжались и он смог наклониться к груде факелов.

-- Спалю !—Выкрикнул он через силу. Ветер тут же стих и идол отшатнулся назад.

-- Я согласен на договор,--прошипел дух и тут же поклялся от имени остальных применять одну шестидесятую данной силы.



Незадолго до всех этих событий сам граф Беркхельм беседовал с представителями дворянства, духовенства и членами магистрата в доме бургомистра. Он был известный гебраист и просветитель, а влиянием обладал таким, что и в столице не было почти никого кто бы посмел ему возражать, не то что в этаком захолустье. И был он большим ценителем дель Медиго как мыслителя, мистика и особенно врача, можно даже сказать—личного врача.

-- В вашем городе были произведены акты высшей теургии теософского и профетического каббализма, о коих вы судить не способны в силу непосвящённости !—Граф раздражённо метался по зале и словно вбивал каблуками в круглые провинциальные головы фразы отлитые из чистейшего золота университетской учёности и заострённые сознанием, что говорит он в сущности с дурачьём. Каждый раз резко разворачиваясь он тыкал пальцем в очередную группку присутствующих, те втягивали шеи в воротники и упрямо поджимали губы, а огромные подсвечники безуспешно пытались их заслонить растопыренными лапами от сановного гнева.—Ваш город был спасён из под многолетнего гнёта сатанинских оболочек-клипотов человеком, чистоту намерений и мудрость которого я привык не обсуждать, если, конечно, это для вас хоть что-нибудь значит !

-- Для нас ваше мнение, ваше сиятельство, значит исключительно много,--осторожно отвечал бургомистр.—Но город не имеет ни возможностей, ни средств для постоянной охраны иудейских мебельщиков от гнева пострадавших, объяснить которым высшие основы кабаличного тургизма не представляется возможным. Кстати и их собственная община больше не желает их присутствия.

-- Да чёрт с вами !—ухмыльнулся Беркхельм.—Они все нынче же ночью покинут город, вам же хуже. Правда Рабби Абрагам что-то такое задумал чтобы облегчить вашу участь... Ну да не важно. Кстати.—Он щёлкнул пальцами и двое дюжих слуг водрузили прямо на стол перед бургомистром тяжёлый мешок, который давно уже интересовал присутствующих.—Здесь оплата за предполагаемый ущерб с хорошей прибавкой. А я-то всё гадал,—прибавил граф потише и как бы про себя,--на что это он деньги с единоверцев собирает... Почти все крупные города объехал. Помните, говорит, заповедь выкупа пленных. Однако,--снова обратился Беркхельм к бургомистру,--вы должны оплатить евреям стоимость домов.

-- По цене непригодных для жилья,—быстро выпалил тот и добавил с тихой улыбкой:--Их всё равно бы скоро спалили.



Когда усталый дель Медиго выбрел на дорогу, на свет фонарей, оказалось, что это его уже давно ждут карета графа Беркхельма и несколько телег с наскоро побросанным добром и измученными мебельщиками с семьями.

-- Я добавлю им на обустройство !—Весело закричал ему из кареты граф вместо приветствия.
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответ в темуСоздание новой темы
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: Сб, 24 Августа 2019, 13:16


 
Дизан стиля форума Иван Манцуров aka Aiwan и Winnie the Pooh
Author’s emoticons KOLOBOK-Style
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
Ozon.ru
Рейтинг Новостей Америки