IPB
Для читателей: поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег.
Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал







Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Профиль
Фотография
Рейтинг
 
Опции
Опции
Персональное Соглашение
к радости нашёл
Персональная информация
дедушка
Заглянул... и зарегистрировался
Возраст неизвестен
Мужчина
 Израиль  Проживание неизвестно
День рождения неизвестен
Спасибо сказали: 17 раз(а)
Интересы
Нет данных
Другая информация
Пол: Мужчина
Статистика
Присоединился: 27 Января 2008
Просмотры профиля: 1 079*
Последний раз замечен: Вт, 26 Января 2010, 22:15
42 сообщения (0.01 сообщений в день)
Контактная информация
AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ Нет данных
MSN Нет данных
Связаться Скрыт
* Просмотры профиля обновляются каждый час

дедушка

Участник


Темы
Сообщения
Блог
Комментарии
Друзья
Содержание
24 Фев 2009
Рихард Вагнер - идейный вдохновитель Холокоста





О книге Kристофера Никольса "Richard and Adolf"

Связь между Гитлером и Вагнером? 195 лет со дня рождения которого отмечалось 22 мая, на первый взгляд, неясна – со дня смерти композитора в 1883 году до развязанной Гитлером Второй мировой войны прошло 56 лет.
Она становится ясной в свете влияния антисемитских статей композитора, наиболее яркой из которых является «Еврейство в музыке», написанная в 1850 году.
В ней Вагнер подверг критике еврейских музыкантов и продекларировал, что евреи паразитируют на чужой культуре - «Евреи говорят языком той нации, среди которой они живут, но говорят, как иностранцы» , и как народ, находящийся в изгнании, в галуте, не способны создавать свою культуру, в том числе и народную, «этническую» музыку:
«У евреев, не имевших своего искусства, никогда не было жизни с художественным содержанием. Вот почему даже для пытливого художника оказалось возможным извлечь из нее только форму для художественных произведений».

«Насколько чужды нам евреи, можно судить по тому, что сам язык евреев противен нам.

Особенности семитической речи, особенное упрямство ее природы не изгладилось даже под воздействием на нее двухтысячелетнего культурного общения евреев с европейскими народами. Само звуковыражение, чуждое нам, резко поражает наш слух; также неприятно действует на нас незнакомая конструкция оборотов, благодаря которым еврейская речь приобретает характер невыразимо перепутанной болтовни; это обстоятельство прежде всего следует принять во внимание, потому что оно, как ниже будет показано, разъясняет то впечатление, какое оказывают на нас новейшие музыкальные еврейские произведения...».

В конце же статьи Вагнер призвал евреев «к самоуничтожению»:
«Тогда мы будем согласны и, в известном смысле, неразличимы! Но помните, что только это одно может быть вашим спасением от лежащего на вас проклятия, так как спасение Агасфера - в его погибели».
Крах и гибель еврейства виделись Вагнеру единственным выходом.

Ведь никто иной как Вагнер предсказал, что «немецкий народ найдет для евреев
«окончательное решение!»:
"До того, пока последний еврей не будет уничтожен, немецкое искусство не может быть спокойно", - сказал однажды Вагнер в беседе с Ницше.

Что привело композитора Вагнера и обожавшего его Гитлера к пещерному антисемитизму?
Несет ли Вагнер посмертную ответственность за Холокост?

Кристофер Никольсон искал ответы долгие 15 лет.
Исследовав влияние музыки Вагнера на Гитлера, он пришел к выводу, что именно Рихард Вагнер и его антисемитские взгляды сыграли доминирующую, решающую роль в становлении Адольфа Гитлера как преступника номер Один.

Поведения двух центральных фигурантов, так или иначе, напрямую или опосредованно связаны с наиболее страшным преступлением против человечности – уничтожением еврейского народа в годы Второй мировой войны.
Эти два фигуранта - рейхсканцлер Адольф Гитлер и немецкий композитор Рихард Вагнер.

По мнению Никольсона, композитор, умерший за много лет до прихода нацистов к власти и начала Второй мировой войны, превратился во Второго по счету во преступника после Гитлера, ответственного за Катастрофу европейского еврейства.

"Говорят, Вагнер неповинен в том, что на плацу в Освенциме или Бухевальде под его музыку сгоняли в газовые печи".
- Увольте, он же только к этому стремился!

У Никольсона нет сомнения, что несколько антисемитских статей, написанных Вагнером, налагают на него ответственность за Катастрофу:
«У меня нет сомнения, что произведения Вагнера затрагивают расовую проблему. Чтобы это понять, надо быть следователем, а не музыкантом. "

Израильский журналист из «Едиот ахронот» Шахар Гиносар задал судье Никольсону
несколько вопросов.

На чем Вы основываете эти утверждения?..
- Гитлер многое перенял у Вагнера. Оба, например, были вегетарианцами.
У обоих та же причина. Вагнер не ел мяса, объясняя это свое извращение тем, что именно еврейский Б-г призывает употреблять мясо.
Это - извращенный взгляд, однако бесспорно, что Гитлер перенял его у Вагнера. Гитлер сказал: «Я не прикоснусь к мясу, поскольку так говорил об этом Вагнер». Влияние Вагнера на Гитлера было просто колоссальным: «Вагнер – Бог, и его музыка – моя вера».
Вот вам один из главных идеологических источников Гитлера

Сам Никольсон считает, что произведения Вагнера не подлежат исполнению:

Вы сами-то бойкотируете музыку Вагнера?
- Разумеется, я бы не услышал ни единого его звука, если б перед этим познакомился с его статьями. Сейчас я оказался в более щекотливой ситуации - иногда его слушаю, но... с чувством вины!..

Слушать - или не слушать Вагнера?
Этот «гамлетовский» вопрос каждый решает для себя сам. Но вот цитата их финкелевского эссе, предвосхтившего книгу Никольсона на каких-то два года:
«Я слушаю увертюру к «Зигфриду».
Перед глазами цезаря Августа неистовствуют древние германские боги, фыркает от ярости дракон, мечется, изрыгает проклятия Зигфрид – грубый отяжелевший бош, как говорят французы...
Нет, представление идет не в античном театре, не в Шуе, я закрываю глаза и вижу Освенцим, где поставлена эта гигантская драма в естественных декорациях, о которых так мечтал Вагнер, - с трубами крематория и настоящим дымом..."

Известный израильский историк Яков Тальмон, назвал Вагнера «крестным отцом нацизма».
Коротко и ясно..
http://skruber.livejournal.com/38518.html

Любите ли вы Вагнера?


Вот уже более двадцати лет в Израиле предпринимаются попытки исполнить произведения Рихарда Вагнера. Его музыку перестали исполнять в тогдашней Палестине еще в 1937 году. Случилось это после печально знаменитой «хрустальной ночи» в Германии, когда создатель Палестинского филармонического оркестра, известный скрипач Бронислав Губерман, вернувшийся из Германии, заявил, что Вагнера играть не будет, объяснив, что этот композитор - символ нацизма. Тот самый филармонический оркестр, который тогда отказался от Вагнера, вот уже более двух десятилетий пытается исполнить его. Это произошло в 1981 году, когда знаменитый Зубин Мета объявил о своем желании исполнить Вагнера, а израильская общественность ответила грандиозным скандалом. Попытка была повторена 10 лет спустя израильским дирижером Даниэлем Баренбоймом, реакция была такой же. В 2001 году Баренбойм все же исполнил фрагмент из музыки Вагнера с Берлинским филармоническим оркестром на фестивале в Иерусалиме. Это не изменило отношения к Вагнеру и его музыке. Вагнер в глазах израильтян остается символом нацистской Германии, и неисполнение его музыки в сознании многих израильтян стало нерукотворным памятником шести миллионам евреев, погибших во время Холокоста.



Сегодня мы предлагаем вниманию читателей «МЗ» статью, написанную знаменитым дирижером Юрием АРАНОВИЧЕМ полтора десятка лет назад. Похоже, пушкинский Моцарт ошибался, утверждая, что «гений и злодейство несовместны». История воинствующего вагнеровского антисемитизма в очередной раз доказывает, насколько опасны идеи расовой ненависти и болезненной ксенофобии, когда исходят они не из уст полупьяного колбасника, а принадлежат представителям национальных творческих элит. «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». Увы, дано. Слова одного из величайших композиторов XIX века отозвались миллионами трупов и одной из страшнейших трагедий в мировой истории. Собственно, именно об этом и идет речь: об ответственности духовных лидеров наций перед историей и людьми.

«Евреи - это черви, крысы, трихины, глисты, которых нужно
уничтожать, как чуму, до последнего микроба, потому что
против них нет никакого средства, разве что ядовитые газы».
Р.Вагнер, Письмо к Козиме, 1849



В одном из израильских русскоязычных журналов я прочел, что о Вагнере больше нигде не спорят, кроме Израиля. Передо мной книга Клауса Умбаха «Рихард Вагнер» (Клаус Умбах - один из самых серьезных и глубоких исследователей творчества Вагнера), которая начинается словами: «Даже через 100 лет после смерти Вагнера его физическая смерть вызывает большие дискуссии. Был ли Вагнер вообще человеком? Был ли он музыкантом? Вел ли он священную войну за свои религиозные и шовинистические убеждения или занимался только тем, что прекрасными звуками изображал прелесть искусства?» Сама эта цитата, вынесенная в эпиграф, говорит о том, что не только в Израиле и других странах, но и в самой Германии еще не решен вопрос - кто такой Рихард Вагнер. Не решен настолько, что второй том дневников жены Вагнера, Козимы, не разрешили печатать по цензурным соображениям, ведь дневники Козимы - это стенографическая запись ее бесед со своим мужем.

Мы много спорим о Вагнере. Спорим темпераментно, но я думаю, что не всегда знаем, о чем идет речь. Объяснений этому много. Прежде всего, именно мы, выходцы из СССР, знаем о Вагнере меньше всех. В Советском Союзе Вагнер-человек был неизвестен абсолютно. Его антисемитская философия не упоминается ни в одном труде о Вагнере, а русский перевод его опер очень далек от оригинального текста. Я понял это только на Западе, близко познакомившись с оригинальными либретто опер Вагнера.

Вначале приведу несколько цитат. В своей книге, одну из глав которой Вагнер называет «Ожидовевшее искусство», он пишет: «Было бы глубочайшей ошибкой отделить Вагнера, мыслителя и философа, от Вагнера-композитора. Может быть, в других случаях это возможно, но в моем – нет». Вагнер не оставляет никаких сомнений в том, что он хочет сказать своей музыкой. В письме к Листу в 1848 году он приглашал его (как Вагнер сам пишет) «...заниматься музыкальным терроризмом».

И действительно, с полным основанием Вагнера можно назвать первым музыкальным террористом нашего времени. И точно так же, как, например, Арафат и его организация заложили краеугольные камни терроризма интернационального, Вагнер является автором теории музыкального терроризма и вообще терроризма в искусстве. Поэтому наше отношение к Вагнеру должно выражаться как отношение к идеологу определенного течения, определенной цели в музыкальном искусстве. И не только в музыке, но и в политике, общественной жизни.

Какова же была его основная цель? Ее Вагнер выражает совершенно ясно в последней главе своей нашумевшей и не перестающей вызывать ожесточенные споры до наших дней книги, одна из глав которой называется «Окончательное решение еврейского вопроса» (кстати, он первый ввел этот термин). Вагнер написал письмо в баварский парламент, в котором предлагал свой план уничтожения евреев. Ни один из музыкантов, и не только музыкантов, но и философов вообще, никогда до Вагнера не выступал с программой уничтожения народа. Даже Ницше, которого трудно заподозрить в симпатиях к евреям, написал ему письмо, где сказал, что за это предложение Вагнер достоин того, «чтобы он умер в тюрьме, а не в своей постели».

В письме Вагнеру Ницше заявляет открыто: «Вы не человек, вы просто болезнь».
Вагнер заботился о том, чтобы его идеи были ясно поняты последующими поколениями. Например, на праздновании своего 68-летия, за год до смерти, в ответной речи он сказал: «Моя дирижерская палочка еще много раз будет показывать грядущим поколениям, на какой путь они должны стать».

Каким же действительно был путь, на который направлял Вагнер последующие поколения? Первая и главная цель – освобождение человечества от евреев. Во-первых, потому что «евреи, как мухи и крысы: чем больше вы их уничтожаете, тем больше они плодятся. Не существует никакого средства, кроме тотального их уничтожения. Еврейская раса родилась как враг человечества и всего человеческого. И особенно враг всего немецкого. И до того, пока последний еврей не будет уничтожен, немецкое искусство не может спать спокойно».Эта идея, как Вагнер сам говорил, - «лейтмотив моей жизни».

Посмотрим, совпадают ли его слова, его ненависть к евреям с той музыкой, которую он пишет. Может быть, действительно это только слова, а музыка прекрасна? Вагнер на самом деле не является архитектором новой оперы. В жанре оперы он пользовался новыми приемами, украденными, в частности, у Листа. Не будем переоценивать значение Вагнера в музыке. Он привел жанр оперы в тупик и поэтому не имел последователей. Было, правда, несколько неудачных имитаторов, эпигонов, но, если мы говорим о музыке конца XIX и XX столетий, ни один композитор практически не пошел за Вагнером. Его открытия были сделаны на бесплодной почве. Принцип речитативного развития музыкальной ткани не нашел никаких последователей, потому что был мертв, потому что у Вагнера он был связан со словом и слово было носителем идеи, а идея была сама по себе античеловеческая. В этом - существо творческого банкротства Вагнера.

Вагнер, разговаривая, вещал в очень возвышенно-мистических тонах. «Слово – «самка», которая родилась для того чтобы быть беременной, и слово беременно моей идеей». А идеи были самые ужасные. Попытаемся связать, например, музыкальными интонациями те слова, которые он вкладывает в уста Миме, персонажа из «Кольца нибелунга». Этот отвратительный карлик – олицетворение еврейства - по желанию Вагнера должен быть таким ужасным, что даже петь обязан с еврейским акцентом.

Я хотел бы отослать сторонников и любителей музыки Вагнера к этим страницам партитуры и потом спросить их, хотят ли они что-либо подобное слушать со сцены в Израиле. К сожалению, все эти тонкости практически неизвестны не только любителям музыки, но часто даже профессионалам-музыкантам. Зато защитникам Вагнера очень хорошо известно, например, о том, что первым дирижером оперы Вагнера «Парсифаль» был еврей Герман Леви, и это важный аргумент в устах защитников Вагнера. Но им нужно вспомнить или знать о том, как все это происходило на самом деле.

Герман Леви по контракту был придворным капельмейстером баварской Королевской капеллы. Оркестр этот не имел права выступать ни с кем другим, кроме Леви. Контракт не мог отменить даже Людвиг Второй, король Баварии. Однако в случае с «Парсифалем» и Германом Леви между Рихардом Вагнером и баварским королем был составлен новый контракт.

Тех, кто хочет убедиться в его существовании, мы можем направить в музей немецкого искусства в Мюнхене. Фотокопия этого документа, который очень неохотно дают посетителям, находится в музее Вагнера в Байрейте. А те, кому и то и другое трудно или невозможно, могут найти подробное описание этого контракта в книге Клауса Умбаха «Рихард Вагнер». Контракт этот состоит из трех пунктов. Первый: до того, как Герман Леви начнет первую репетицию, он должен креститься. Во втором пункте Вагнер оговаривает себе право никогда не разговаривать даже с крещеным Германом Леви непосредственно, а всегда только через третье лицо. Третий пункт: после первого исполнения «Парсифаля» Вагнер оговаривает себе право в присутствии баварского короля Людвига Второго сказать Герману Леви, что он, как еврей, имеет только одно право - умереть и как можно скорее. Под контрактом есть приписка, сделанная Вагнером и баварским королем: «Контракт был выполнен во всех его пунктах».

Можно попытаться обнаружить начало антисемитизма Вагнера. Он стал юдофобом после смерти его матери и последовавшей вскоре после этого смерти его первой жены Минны Планер, которая была еврейкой. В одном из своих писем в этот период Вагнер неожиданно пишет: «Я был на кладбище и посетил могилу моей любимой собаки» (собака лежала рядом с его женой, но Вагнер пишет только о посещении могилы любимой собаки). Именно в этот момент начинается вспышка зоологического антисемитизма, который не оставляет Вагнера до самой смерти.

Однако вернемся к «Парсифалю», который занимает в творчестве Вагнера особое место. Он называл эту оперу «завещанием для потомков». В предисловии к первому изданию «Парсифаля» Вагнер писал: «В моей опере я представляю идею фигуры Христа, которая очищена от еврейской крови». Для Вагнера «Парсифаль», как он сам называет, - это «избавление от Избавителя». Почему нужно избавиться от Христа? Вагнер пишет дальше: «Ведь в жилах Христа текла еврейская кровь».

Отталкиваясь от этого, Вагнер пускается в долгие философствования о том, какая часть еврейской крови может дать право человеку считаться неевреем. И вот что он пишет в своем дневнике и что подтверждает также дневник Козимы Вагнер, его второй жены: «Сначала я пришел к выводу, что одна шестнадцатая доля еврейской крови уже может освободить еврея от его преступления перед человечеством».

Кстати, напомним, что эту пропорцию - одна шестнадцатая - Гитлер считал уже достаточной для того, чтобы изолировать, но не уничтожать человека физически. Но потом, как пишет Вагнер: «Я пришел к выводу, что даже одной микроскопической капли крови (он употребляет даже не слово «капля», а «целле»-клетка), одной микроскопической клетки еврейской крови уже достаточно, чтобы человек никогда не смыл с себя позор быть евреем, и он должен быть уничтожен».

Здесь мы видим, что Вагнер пошел даже дальше нацистов. И вот этой-то идее посвятил себя Вагнер в «Парсифале». И еще одна цитата. Вагнер просит, чтобы перед исполнением «Парсифаля» на сцене была разыграна мистерия, в которой «тело Христа будет сожжено вместе с другими евреями как символ избавления от еврейства вообще».

Но даже во времена Вагнера никто не решился на подобные вещи. Или приведу такой диалог между Кундри и Парсифалем, когда Кундри не знает, кто пришел, и она говорит: «Кто ты, неизвестный путник? Ты устал, и твои руки обагрены кровью. Но если они обагрены еврейской кровью, тогда ты желанный гость в моем доме».

По окончании работы над «Парсифалем» Вагнер писал своей жене, что «звуки уничтожения, которые я создал для литавр в соль миноре, олицетворяют гибель всего еврейства, и, поверь мне, я не написал ничего прекраснее».

Я хотел бы спросить у защитников Вагнера, знают ли они об этом? И те, кто знает, хотят ли они слушать его произведения, или, может быть, эти слова заставляют задуматься о том, что музыка не всегда является сочетанием звуков, иногда она может быть оружием смерти?

Даже Ницше назвал «Парсифаль» черной мессой. И это действительно так.
Из того, что Вагнер посеял на музыкальной почве, взошли хорошие всходы. Очень часто можно услышать: «Да, но Вагнер в этом не виноват». К сожалению, всё, что написал сам Вагнер о себе, опровергает подобный подход.

Потому что Вагнер не только хотел осуществления своих идей, но даже сказал: «И после нашей смерти (он называл себя во множественном числе, ибо считал, что он и Б-г - это почти одинаковые по важности явления) мы сверху будем следить, чтобы все шло по пути, указанному нами».

Именно эти идеи Вагнера были приняты нацистским режимом, и не было необходимости изменять ни мелодию, ни слова - всё подходило и без этого.
Вся философия Вагнера - это тенденция разрушения, даже когда он говорит о любви. Еще раз цитирую: «Женщина является депо для приема сперматозоидов. Если это депо иногда проявляет чувства, способствующие оплодотворению (такие, как любовь), то эти чувства можно разрешить. В противном случае их, эти чувства, нужно уничтожить».

Иногда задают вопрос, каким же образом мог человек с такой философией написать «Смерть Изольды» и любовную сцену смерти Изольды? Вагнер даже не ставил себе целью написать сцену человеческой любви. Он прямо пишет, что предпочитал, чтобы смерть Изольды была в спектакле инсценирована вообще без Изольды и без Тристана. Это, как он говорил, «беспрестанные мистические передвижения материи в нужном нам направлении». Например, Чайковский пишет, что «Смерть Изольды» он слушал с огромным вниманием, но когда ушел из театра, то всё забыл.Музыка Вагнера, по словам Ницше, да и самого Вагнера, - это «яд, который одурманивает мозг».

Наша цель - как можно скорей избавиться от этого дурмана, пока он не разрушил наш организм. Музыка Вагнера безусловно обладает свойствами наркотиков, но от наркотиков надо вылечиваться. И я думаю, что от музыки Вагнера тоже нужно вылечиться. Есть очень много людей, которые вылечились. Например, мы знаем об отношении Верди к Вагнеру. Верди, который с самого начала был очень увлечен Вагнером, в конце, когда он понял, что это такое, написал в своем дневнике: «Грустно, грустно, грустно, очень грустно. Как бы ни было грустно, но мы должны расстаться с музыкой Вагнера, если не хотим, чтобы нас (он имел в виду музыкантов) уничтожила его злая сила».

Вообще все, что связано с уничтожением в любой области, - это обязательно связано с Вагнером.

В жизни существуют позитивное и негативное начала. Негативное начало может быть очень сильным. Никто ни в коем случае не отказывает Вагнеру в музыкальном даровании, которое очень велико. Но мы знаем также такие определения, как «злой дух» или «злой гений».

«Буду дирижировать музыку Вагнера в перчатках»


Юрий Аранович, выпускник Ленинградской консерватории, занимавший пост главного дирижера Государственного оркестра радио и телевидения СССР, уехал в Израиль в 1972 году. Дирижировал в Израиле, затем был главным дирижером симфонических оркестров в Кельне и Стокгольме. Последние годы Юрий Аранович - один из самых востребованных дирижеров Европы, выступает в Италии, Германии, Франции и Израиле, во многих других странах. Живет в Иерусалиме.
Аранович считается одним из самых убежденных противников Рихарда Вагнера. Свое отношение к личности Вагнера он изложил в нескольких крупных статьях и многочисленных интервью. При этом он дирижировал его произведения в России и в начале своей деятельности на Западе, записал пластинку с Венским оркестром и даже был назван немецкой критикой в числе трех лучших интерпретаторов музыки Вагнера рядом с Вильгельмом Фуртвенглером и Гербертом фон Караяном. Впрочем, вот уже много лет Аранович не прикасается к вагнеровским сочинениям. И вдруг - включает в программу американского турне с Лондонским симфоническим оркестром музыку Вагнера...

- Что произошло? Изменилось отношение к Вагнеру?
- Не изменились ни мы, ни Вагнер, ни наше отношение к нему. Но я хочу подчеркнуть, что никто из вагнеровских противников никогда не призывал бойкотировать его музыку. Во всех своих статьях я говорил о том, что следует провести четкую границу между личностью композитора и его произведениями.. Нельзя запретить музыку Вагнера, следует просто знать, о ком идет речь. Действительно, Вагнер - ярый антисемит, апологет антисемитизма, одна из самых мрачных фигур в музыкальной истории. Но ему нельзя отказать в колоссальном мастерстве и огромном таланте, даже гениальности. Я ставил перед собой цель предохранить людей от слепого непонимания личности Вагнера и объяснить им, в каких случаях его музыка смертельно опасна, а в каких - нет. К примеру, если мы возьмем «Шелест леса», «Путешествие по Рейну» или увертюру к «Мейстерзингерам», то даже под микроскопом не сможем разглядеть там и тени антисемитизма.
В Израиле - и это мне особенно близко - существует активное неприятие «команд сверху». Нет такой страны, где правительство подвергалось бы столь резкой критике, как в Израиле. Еврейский мозг в принципе своем резко критический. Мы не выносим, когда нам указывают, что следует писать, а что нельзя, что можно слушать, а что запрещено. Поэтому я считаю, что любой запрет, в том числе музыкальный, здесь невозможен.
- Но мы уже говорили как-то, что неисполнение музыки Вагнера в Израиле стало определенным символом, памятником шести миллионам евреев, погибших в Катастрофе. Мы оцениваем личность Вагнера с позиций страшного геноцида, который пережил наш народ. Что же позволяет Юрию Арановичу сейчас, после долгого перерыва, вернуться к музыке Вагнера?
- В 1881 году, за два года до смерти, когда его антисемитизм практически достиг апогея, Вагнер продирижировал на своем фестивале в Байрёйте «Итальянскую симфонию» Мендельсона. И когда его спросили: «Маэстро, как вы можете исполнять музыку этого еврея?», Вагнер ответил: «Это великий композитор, а его симфонию я дирижировал в белых перчатках, чтобы не прикасаться к партитуре». Я решил сделать то же самое. Я буду дирижировать музыку Вагнера в перчатках, чтобы не оскорбить его прикосновением еврейской руки. Мне кажется, что если кто-нибудь действительно нуждается в освоении вагнеровского стиля, так это еврейские оркестры. И жаль, если именно мы по причинам, далеким от музыки, навсегда откажемся от исполнения его сочинений. Разумеется, те партитуры опер Вагнера, где он говорит о евреях и своем отношении к ним, я и в руки не возьму. Даже в белых перчатках. Но я убежден, что со временем мы всё больше будем отдаляться от личности Вагнера и все
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&a...view&id=358
23 Фев 2009
ПАВЛО ТЫЧИНА – О ЕВРЕЙСКОМ НАРОДЕ



Текст стихотворения П.Г. Тычины «Еврейскому народу» в оригинале на украинском языке попал в мои руки случайно – он был напечатан в конотопской еврейской газете «Лэбн» за май 2003 года – как говорится, «вместо передовой», да и сама газета была мне кем-то подарена по случаю… Не могу себя назвать знатоком творчества Павла Григорьевича Тычины, но все же, живя на Украине, и читал, и «изучал» его (хотя бы по-школьному), однако эти стихи увидал впервые. Они интересны потому, что в украинской поэзии не так уж много обращений к еврейской тематике.

Впрочем, и не столь уж мало. Вспомним мощные шевченковские переложения Ветхого Завета, отдельные стихи Леси Украинки, а в советское время – стихи Дмитро Павлычко… Мне также известно было давно, что Тычина, владеющий, как он образно выразился в стихах же, «аркодугим перевисанием к народам», то есть, будучи полиглотом, в числе других языков знал и древнееврейский, и идиш. После окончания Второй мировой пять лет возглавлял министерство просвещения Советской Украины. Интеллигент, земляк и младший друг Михайла Коцюбинского, известного своим сочувствием к страданиям еврейского народа и яркими произведениями против антисемитизма, – как мог он мириться с международной и внутренней юдофобией, расцветшей в сороковые годы?

Как видим, не мирился. Как раз в тот год, когда по секретному распоряжению властей был взят в стране курс на замалчивание гитлеровского «особого отношения» к евреям, в далекой от фронта Уфе, написал классическими секстинами – одной из так называемых «твердых» поэтических форм – маленькую поэму-обращение к еврейскому народу.

Я попытался найти профессиональный русский перевод этого произведения, но – по крайней мере, в Интернете – такового не обнаружил. Правда, журнал «Лехаим» (Москва) опубликовал в 2001 году перевод, выполненный Борисом Дехтяром (Нижний Новгород). Но, обладая рядом достоинств, его текст по чисто версификационным параметрам значительно уступает оригиналу. Все же по нему можно убедиться, что конотопский редактор выкинул из стихов Тычины целый кусок… (Легко даже догадаться, почему он так поступил: там содержатся славословия советской власти, для того времени вполне естественные, но теперь показавшиеся запоздалыми…)

Читая сейчас о множестве украинцев (литовцев и др.), поддержавших зверское уничтожение еврейского народа, разводишь руками... Но ведь было и другое: почти за каждым спасшимся евреем стоит фигура украинского, польского, литовского праведника...
ы И, читая стихи Павла Тычины, мы лучше понимаем корни гуманизма, в любом народе неистребимого.

***

Єврейському народові



Народ єврейський! Славний! Не втішать
тебе я хочу. Кожен хай тут слуха:
в цей час, коли синам твоїм вмирать
прийшлося від фашистського обуха, –
я хочу силу, силу оспівать –
безсмертну, вічну силу твого духа!

Вона родилась ще давно – тоді,
як був ти нерозсіяним і цілим.
Буяли в тобі сили молоді!
І розцвітав цвітастий шлях, як килим...
Та ось підкрався ворог – і в біді
ти голубом забився сизокрилим.

Ах, голуб, голуб!.. Образ він душі
твоєї був колись...Але як стався
той злам, коли і ниву й спориші
тобі стоптали й ти не покорявся
врагу, а кинув поклик «сокруши!» –
то образ голуба на сокола змінявся.

О, скільки раз в середньовіччі ти
скорятись не хотів ні королеві,
ні героцогам! Й було не страшно йти,
коли звучали голоси сталеві
і Ібн Габірола з темноти,
і Езри, й Іуди – мужнього Галеві!

А в дев'ятнадцятий суворий вік –
ой, скільки від царів ти настраждався!
«Єврей? – сміялись: – це ж не чоловік
і не людина». І в колючках слався
твій шлях, – і шлях, здавалось, вже заник...
Аж тут Шолом-Алейхем засміявся!..

Цей сміх, мов нерозгризений горіх,
все на царів котивсь, котивсь... Лиш згодом,
як розкотився він по стежках всіх
далеко й опинився між народом, –
царі тривогу вдарили. Та тих
не вбить, в яких життя кипить підсподом...

Але ж на Заході! – твої брати
і сестри в кігтях звіра-людоїда
ще тяжко мучаться. О, де знайти
тих слів, щоб висловить: яка огида
проймає нас до нього! Не гніти,
проклятий! Правда встане вогневида!

Вона поборе! Правда вже встає!
І там, де греки, серби і хорвати,
виковується гнів. Вже виграє
сурма для помсти. Доки ж, доки ждати?
Чи мо хай душогуб усіх уб'є? –
Повстанцям час до битви вирушати.

Й повстанці йдуть, в стратегії своїй
то появляються, то в ліс зникають...
Кипи, наш гнів, грозою пломеній
за дике гетто у Європі! Знають
хай німчики, що є відплата: – Стій!
По всьому світу грози наростають...

І ми – під переблиски блискавиць,
під грім тих гроз народів – тяжкість грузу
з євреїв скинемо. Доволі ниць
лежати їм! Доволі мук і глузу
дурного Гітлера! Залізна міць
підніметься з Радянського Союзу!

Ми чуєм із Європи плач: Рахіль
за дітьми за своїми тужить, – мати
вбивається... Ах, сльози ці і біль
в віках обвинуваченням звучати
проти німоти будуть! Їй як сіль
в очах єврей. Ну, що на це сказати?

Народ єврейський! Славний! Не втішать
тебе я хочу. Кожен хай тут слуха:
В цей час, коли синам твоїм вмирать
прийшлося від фашистського обуха, –
я хочу силу, силу оспівать, –
безсмертну, вічну силу твого духа.
1943




ЕВРЕЙСКОМУ НАРОДУ



Народ еврейский! Славный! Утешать
тебя не стану: слишком час неистов.
Когда пришла минута погибать
сынам твоим от обуха фашистов, -
хочу твою я силу воспевать -
твой дух бессмертный, мужественный, чистый!

Он родился давно, - ещё когда
рассеянье тебя не расселило,
цветным ковром стелилась, молода,
и в путь звала неведомая сила.
Но враг подкрался, грянула беда, -
ты голубем забился сизокрылым.

Ах, голубь, голубь. Образом души
твоей он был когда-то. Как же сталось,
что враг топтал твой хлеб и спорыши,
но сердце голубя ему не покорялось
и под призывный клич: "Врага - круши!"
голубка в сокола мгновенно обращалась?!

О, сколько раз в средневековье вы,
евреи, королям не покорились!
Вас вдохновлял Иуда а-Леви,
стальные голоса сквозь тьму пробились
Ибн-Эзры, Ибн-Гвироля, - эти львы
За вас стихами звучными молились.

А в девятнадцатый суровый век,
Народ еврейский, как ты настрадался!
"Еврей? - смеялись. - Он ни человек,
ни зверь." И злыми терниями стлался
твой тяжкий путь, - путь нищих и калек.
Но смех Шолом-Алейхема раздался!

Тот смех, как не разгрызенный орех,
на всех царей накатывал-катился
по перепутьям, среди вёрст и вех -
и в гуще он народной очутился.
Цари тревогу подняли. Но тех
Не укротить, чей дух не покорился.

Но ведь на Западе - в руках зверья
твоё родное племя: сёстры, братья. .
Им тяжелей. Найти не в силах я
Спасительных, разящих слов проклятья,
но знаю: власть отвратного гнилья
побеждена пребудет правды ратью!

Поборет правда! Правда восстаёт!
И там, где греки, сербы и хорваты,
куётся гнев священный. Чу, зовёт
труба к священной мести. Звонки латы!
Не ждать же, когда ворог всех убьёт:
повстанцам время выступать в защиту брата!

В согласьи со стратегией своей,
повстанцы то в бою, то в лес уходят.
Кипи, наш гнев! Грозою пламеней
за гетто дикое в Европе! Вроде,
не ведают немчонки, что страшней
на свете мести не было в природе?!

И мы - под озарением зарниц,
под гром грозы народов - тяжесть мести
с евреев снимем. Хватит им стелиться ниц
пред глупым Гитлером! Пусть доброй вестью
на них дохнёт с газетных всех страниц
Страны Советов мощь и верность чести!

Мы слышим из Европы плач: Рахиль
скорбит о детях собственных, рыдает.
О, слёзы материнские! Не вы ль
взываете к расплате? Ожидает
она ту немчуру, для коей пыль -
любой еврей. Слов больше не хватает!

Народ еврейский! Славный! Утешать
тебя не стану: слишком час неистов.
Когда пришла минута погибать
сынам твоим от обуха фашистов, -
хочу твою я силу воспевать -
твой дух бессмертный, мужественный, чистый!

1943



Перевёл с украинского Феликс Рахлин
Феликс РАХЛИН, Афула
http://www.newswe.com/
24 Сент 2008
МАЙН ГОТ, опять кружится голова.
Ты снова в талесе фигуру деда видишь,
Опять тебя преследуют слова
На сладостном полузабытом ИДИШ.

Опять приходит к деду тот старик,
Картинно отразясь в буфетных дверцах,
Чтоб с дедом пять минут поговорить,
Потолковать ВОС МАХЦАХ УН ВОС ГЭРЦАХ.

Те пять минут мой слух не обминут,
Хоть разговор не для меня затеян,
Ведь старики ежовщину клянут
АФ ИДИШ, ЗОЛ ДЭР ИНГЛ НИТ ФЭРШТЭЕН.

Старик принес в граненой стопке мед.
Я слышал, что он сладок и целебен.
Он для меня: Ребенок ведь растет,
На тот год в школу, ЛОМИР НОР ДЭРЛЭБН.

ИН УНЗЕР ШТУБ (три-на-три, но паркет!)
Весь мир семьи, огромен и укромен,
А на стене мой будущий портрет -
Отец, ВОС НИТ ГЭКУМЭН ФУН МИЛХОМЭ.

Пусть эти годы страшно далеки,
Но в памяти они до боли резки:
Библейские там бродят старики
И нас, сирот, ласкают по-еврейски.

Сегодня мир богаче и новей,
Но, я боюсь, не многого мы стоим,
Коль жены нам рожают сыновей,
Что говорят и думают как ГОИМ.

Ты виноват пред каждым стариком,
Что сам невольно ветвь родную пилишь,
Оплакивая русским языком
Уходы тех, кто говорил на ИДИШ.

Мы все уйдем. Ведь, сколько ни ершись,
Любой из нас и уязвим и бренен,
Но сволочей, им сокративших жизнь,
Пока живем, мы помним, ЗОЛН ЗЭЙ БРЭНЭН


МАЙН ГОТ - мой бог
ВОС МАХЦАХ УН ВОС ГЭРЦАХ - что делается, что говорят
АФ ИДИШ, ЗОЛ ДЭР ИНГЛ НИТ ФЕРШТЭЕН -по- еврейски, чтобы мальчик не понял.
ЛОМИР НОР ДЕРЛЭБН - только-бы дожить.
ВОС НИТ ГЭКУМЭН ФУН МИЛХОМЭ - который не вернулся с войны.
ГОИМ - иноверцы
ИДИШ - еврейский.
ЗОЛ ЗЭЙ БРЭНЭН - чтоб они горели.
14 Сент 2008
Мне очень понравились стихи Бориса Драгилева.Может и Вам они понравяться.


Покидают евреи страну.

Сиротеют дома - покидают евреи страну.
Пианино в пыли, и сервант отодвинут к окну.
Визу ждет Миша Фиш,
а Исай Фельдман топчет Нью-Йорк.
Ни Рамзес, ни Гомулка, увы, никому не урок.


Не хочу быть провидцем,
Но только, но только всегда
В землю ту, что оставят евреи, приходит беда.
Беда...
Уезжают евреи.
В Тель-Авив уезжают,
В Сидней, в Вашингтон и Нью-Йорк.

Позабыты молитвы в маэд, но одной не забыть:
Из Египта ушли мы, рабы, чтоб рабами не быть.
Подождите, евреи, постойте! Не можете ждать.
Уезжаете, что ж, дай вам бог, чего можно желать.

Не хочу быть провидцем,
Но только, но только всегда
В землю ту, что оставят евреи, приходит беда.
Беда...
Уезжают евреи.
В Тель-Авив уезжают,
В Сидней, Вашингтон и Нью-Йорк.

Борис Драгилев.

Шагает Фима в лёгком опьяненьи,
Ну кто сказал: аид с утра не пьёт.
В ладах сегодня Фима с настроеньем:
Под утро всё же вызвонил Ашдод.
И папа с братом, - Фимочка, мы слышим!
И голос мамы, - Фимочка, сынок!
И солнце, солнце прямо в душу брызжет,
Хоть не Восток, хоть не Восток.

И Фимке - грех
Не выпить ром,
За них, за всех,
Шалом, шалом.

Уехал брат, а одному труднее,
И папа с мамой двинулись за ним.
Сказал им Фима, - Буду в январе я.
С тех пор уже минуло восемь зим.
Он дважды был в гостях на днях рожденья,
И до сих пор о том ночами сны…
Шагает Фима в лёгком опьяненьи
По улочкам родной Москвы.

Алло, алло,
Ашдод, Ашдод!
Шалом, шалом…
Леитроод.
1992 год.
24 Июн 2008
«Это может случиться вновь»


Беседа с режиссером фильма «Волна» Деннисом Хэнзелем


Осенью 1967 г. в калифорнийском городке Пало-Альто учитель истории по имени Рон Джонс провел в своем классе эксперимент на тему национал-социализма. Всё началось с того, что один из учеников задал вопрос, на который не смог ответить и сам учитель. Вопрос звучал так: «Как немцы могли утверждать, что ничего не знали об уничтожении евреев? Как могли односельчане, железнодорожники, учителя и врачи говорить, что не знали обо всех тех ужасах, которые происходили в концентрационных лагерях? Как могли заявлять соседи и друзья евреев, что ничего не понимали?» И тогда Рон Джонс решил провести эксперимент. Он ужесточил дисциплину, ввел строгие правила, ограничивающие личную свободу подростков, ввел униформу, символику и дал движению название «Третья волна».
Довольно скоро учитель с удивлением начал отмечать, насколько легко и быстро ему удалось стать для учеников непререкаемым авторитетом и добиться от них безоговорочного послушания. Этот эксперимент был первоначально задуман на один день, но вскоре под влиянием «Волны» оказалась почти вся школа: инакомыслящие стали чувствовать себя изгоями, члены движения принялись друг за другом следить и доносить друг на друга, а на тех, кто отказывался участвовать в движении, оказывали давление, доходило до жестокого избиения. На пятый день Рон Джонс вынужден был прервать вышедший из-под контроля эксперимент.
После трехлетнего молчания учитель решил написать об этом проекте отчет, который был опубликован в 1972 г. Еще через девять лет Мортон Ру написал рассказ под названием «Волна», и этот случай стал известен во всём мире. В 1981 г. по заказу американского телеканала ABC по сюжету рассказа был снят одноименный фильм. Уже более 20 лет книга Мортона Ру входит в учебный план германских школ, на ней было воспитано не одно поколение школьников. И на всех уроках возникают одни и те же вопросы: «Возможен ли в наше просвещенное время фашизм? Как возникает фашизм?» И, прежде всего: «Как бы повел себя в этом эксперименте я?»
А недавно в Германии на киноэкраны вышла новая версия фильма «Волна». Режиссер картины – немец Деннис Хэнзель – перенес действие в наше время, в одну из немецких школ.
Хэнзель родился в 1973 г. в Ганновере. После окончания школы последовала учеба в знаменитом Институте телевидения и кино в Мюнхене. Первое внимание публики молодой режиссер привлек к себе своими короткометражными фильмами. В 2000 г. по телевидению был показан дебют Хэнзеля, полнометражный художественный фильм «Фантом» – политический триллер о террористической организации RAF с участием известного немецкого актера Юргена Фогеля, который играет в новой картине Хэнзелy учителя Райнера Венгера. «Фантом» получил премии им. Адольфа Грима. За фильм «Напола: элита для фюрера» Денис Хэнзель в 2005 г. был удостоен премии правительства Баварии. Кинокритик Андреа Мирбет назвала фильм «Напола» примечательным во многих отношениях: «Сняв этот фильм, Хэнзель вошел в число лучших молодых режиссеров Германии. Он посвятил эту картину своему покойному дедушке, бывшему во времена Рейха преподавателем военной школы. Это фильм о процессе взросления и о большой дружбе. В картине звучит вопрос о том, насколько была подвержена влиянию молодежь во времена Третьего рейха – без „умничанья”, ведь точного ответа не существует».
Новая работа Хэнзеля, кинофильм «Волна», рассчитана так же на широкую публику: режиссер снял ее захватывающе и развлекательно, без цинизма и обвинений. Лейтмотив нового фильма Хэнзеля – это «молчаливое согласие», сопротивление и поиск собственных жизненных ценностей.
– Как вы наткнулись на книгу, на саму тему «Волны»?
– С этой книгой я познакомился еще в школе. Мы ее проходили, когда мне было 12 лет. Тогда она произвела на меня большое впечатление.
– Почему вы именно сейчас затронули тему о «легком воздействии фашистской идеологии»?
– Всё началось довольно спонтанно, с дружеской дискуссии. Мы начали разговор о том, кто из нас еще помнит об этой книге. В ходе разговора и возник вопрос, может ли такое произойти сегодня вновь. Все сказали: нет, ни в коем случае – мы ведь столько уже знаем о нацизме. Такое невозможно, так как Германия, Франция – да вообще мы все – так хорошо осведомлены. Но чем больше мы говорили на эту тему, тем неувереннее мы становились. Что произойдет, если Германии окажется в кризисной ситуации? Если влияние не будет выглядеть политическим, если учитель окажется необыкновенно харизматичным искусителем душ и сумеет всё хорошо провернуть? К примеру, если он не будет говорить об идеологии и политике, а просто предложит игру, в которой самым важным фактором является сплоченность коллектива.
– Легко было заполучить в США права на съемку фильма?
– Совсем нелегко. Мы уже в течение многих лет пытались выкупить этот сюжет и снять по нему фильм. Права на съемку принадлежали киностудии Sony, а американцы очень неохотно отдают права на свои фильмы. Но нашему сопродюсеру Мартину Мошковичу (сын режиссера театра и кино, еврея Имо Мошковича из Мюнхена. – Прим. ред.), с его обаянием и проницательностью продюсера, всё же удалось этого добиться. Мы обязались снять именно немецкий фильм.
– Вы получили большую поддержку от инициатора эксперимента, учителя из Америки Рона Джонса. На основе опубликованных им протоколов и был написан сценарий фильма. Вы опирались на оригинал 1972 г.?
– В нашей новой «Волне» действия происходят здесь и сейчас. Мы хотели показать, что такое возможно и в 2008 г., потому что процессы групповой динамики протекают всегда одинаково. Разница только в содержании: решающую роль играет то, за что бороться.
– Конец вашего фильма более трагичен, чем в американской картине. Он заканчивается тем, что один из учеников открывает в школе стрельбу.
– Да, потому что сегодняшние школьники зачастую высокомерно считают, что на такую грубую агитацию они бы ни за что не попались. Многие были шокированы, увидев фильмы об Освенциме, и, как и я, узнали много о национал-социализме на различных уроках. Они попросту думают, что сейчас диктатура уже не возможна.
– Вы не считаете, что в Германии происходит перенасыщение этой темой?
– Да, считаю. Это потому, что фильмы носят демонстративно-плакатный характер. Если сейчас послушать речи Гитлера и посмотреть такие фильмы, как «Untergang» (русское название «Закат»), то это выглядит поневоле смешно. Но если найдется такой харизматичный учитель, каким его сыграл великолепный актер Юрген Фогель в нашем фильме, который сумеет найти нужные слова, напичканные банальностями и звучащие как заголовки бульварных газет, то это подействует. Учитель этим хочет сказать: «Смотрите, как далеко я сумел вас завести – и вы были готовы к этому».
– Ваша семья была как-то связана с национал-социализмом?
– Моих дедушку и бабушку Гитлер сумел убедить; они не были нацистами, скорее консерваторами. Зато мой отец принадлежал к поколению «шестидесятых» и имел крайне «левые» взгляды. Эти два поколения никак не могли найти общий язык. Мой отец говорил деду: «ты – старый нацист», а мой дед называл моего отца «левым бунтарем».
– И как же вы, будучи молодым человеком, справлялись с этим конфликтом?
– Являясь третьим поколением, я счел необходимым показать, как люди подвергаются влиянию. Не называть всех людей того времени идиотами, а объяснить психологические мотивы. Уже в своем фильме об элитном подразделении «Напола» я показал, как в Третьем рейхе происходила «промывка мозгов». Я постарался сделать так, чтобы сегодняшний зритель понял и эмоционально прочувствовал всё это, для того чтобы не попасться вновь на удочку.
– Картина «Волна» была следствием вашей работы над темой «Напола»?
– Это было следующим логическим шагом – показать подверженность влиянию фашизма, переместив диктатуру и психологический феномен групповой динамики в сегодняшнее время. Ведь у нас в Центральной Европе бытует мнение, что эти ужасные события ХХ в. не могут повториться, они еще настолько свежи в памяти.
– А на самом деле это не так?
– В наших беседах Рон Джонс постоянно повторял, что этот феномен групповой динамики универсален и поэтому всё может повториться в любое время. Вспомните проходивший в Германии чемпионат мира по футболу: сколько людей вдруг стало фанатами футбола и превратилось в размахивающих флагами патриотов. В данном случае ими руководили положительные побуждения, но групповой динамикой можно манипулировать. Скажем, я поддерживаю «Гринпис» и являюсь противником глобализации – но, в принципе, у них те же методы.
– Вы еще будете заниматься этой тематикой?
– Да, но не в связи с прошлым. Я хочу сделать фильм о терроризме. Думаю, что эта тема станет доминирующей в этом столетии. Но если картина «Волна» не будет пользоваться успехом, то следующие два года я не смогу работать.
– Как вообще обстоит дело с продажей билетов и показом в школах?
– Фильм уже сейчас продается очень хорошо, его купили такие страны, как Великобритания, Испания, Канада и Франция. И мы уже начали кооперироваться с обществами учителей и школами.
Беседовала
Марта С. ХАЛЬПЕРТ

http://www.evreyskaya.de/archive/artikel_854.html
Последние посетители


Пятница, 15 Май 2015 - 4:53
Гость


Пятница, 10 Октября 2008 - 13:10

Комментарии
Вам не оставили ни одного комментария дедушка.

Друзья
Нет друзей для показа.
Текстовая версия Сейчас: Пт, 24 Ноября 2017, 19:36


 
AiwanВs emoticons KOLOBOK-Style
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
Рейтинг Новостей Америки
Ozon.ru
IPS Driver Error

IPS Driver Error

There appears to be an error with the database.
You can try to refresh the page by clicking here