IPB
Для читателей: поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег.
Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал







Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответ в темуСоздание новой темы
> «Это может случиться вновь»
дедушка
Сообщение #1


Заглянул... и зарегистрировался
Иконки Групп

Группа: Участник

Сообщений: 42
Регистрация: 27 Января 2008

 Неизвестная 

Пользователь №: 4 116
Спасибо сказали: 17 раз(а)




«Это может случиться вновь»


Беседа с режиссером фильма «Волна» Деннисом Хэнзелем


Осенью 1967 г. в калифорнийском городке Пало-Альто учитель истории по имени Рон Джонс провел в своем классе эксперимент на тему национал-социализма. Всё началось с того, что один из учеников задал вопрос, на который не смог ответить и сам учитель. Вопрос звучал так: «Как немцы могли утверждать, что ничего не знали об уничтожении евреев? Как могли односельчане, железнодорожники, учителя и врачи говорить, что не знали обо всех тех ужасах, которые происходили в концентрационных лагерях? Как могли заявлять соседи и друзья евреев, что ничего не понимали?» И тогда Рон Джонс решил провести эксперимент. Он ужесточил дисциплину, ввел строгие правила, ограничивающие личную свободу подростков, ввел униформу, символику и дал движению название «Третья волна».
Довольно скоро учитель с удивлением начал отмечать, насколько легко и быстро ему удалось стать для учеников непререкаемым авторитетом и добиться от них безоговорочного послушания. Этот эксперимент был первоначально задуман на один день, но вскоре под влиянием «Волны» оказалась почти вся школа: инакомыслящие стали чувствовать себя изгоями, члены движения принялись друг за другом следить и доносить друг на друга, а на тех, кто отказывался участвовать в движении, оказывали давление, доходило до жестокого избиения. На пятый день Рон Джонс вынужден был прервать вышедший из-под контроля эксперимент.
После трехлетнего молчания учитель решил написать об этом проекте отчет, который был опубликован в 1972 г. Еще через девять лет Мортон Ру написал рассказ под названием «Волна», и этот случай стал известен во всём мире. В 1981 г. по заказу американского телеканала ABC по сюжету рассказа был снят одноименный фильм. Уже более 20 лет книга Мортона Ру входит в учебный план германских школ, на ней было воспитано не одно поколение школьников. И на всех уроках возникают одни и те же вопросы: «Возможен ли в наше просвещенное время фашизм? Как возникает фашизм?» И, прежде всего: «Как бы повел себя в этом эксперименте я?»
А недавно в Германии на киноэкраны вышла новая версия фильма «Волна». Режиссер картины – немец Деннис Хэнзель – перенес действие в наше время, в одну из немецких школ.
Хэнзель родился в 1973 г. в Ганновере. После окончания школы последовала учеба в знаменитом Институте телевидения и кино в Мюнхене. Первое внимание публики молодой режиссер привлек к себе своими короткометражными фильмами. В 2000 г. по телевидению был показан дебют Хэнзеля, полнометражный художественный фильм «Фантом» – политический триллер о террористической организации RAF с участием известного немецкого актера Юргена Фогеля, который играет в новой картине Хэнзелy учителя Райнера Венгера. «Фантом» получил премии им. Адольфа Грима. За фильм «Напола: элита для фюрера» Денис Хэнзель в 2005 г. был удостоен премии правительства Баварии. Кинокритик Андреа Мирбет назвала фильм «Напола» примечательным во многих отношениях: «Сняв этот фильм, Хэнзель вошел в число лучших молодых режиссеров Германии. Он посвятил эту картину своему покойному дедушке, бывшему во времена Рейха преподавателем военной школы. Это фильм о процессе взросления и о большой дружбе. В картине звучит вопрос о том, насколько была подвержена влиянию молодежь во времена Третьего рейха – без „умничанья”, ведь точного ответа не существует».
Новая работа Хэнзеля, кинофильм «Волна», рассчитана так же на широкую публику: режиссер снял ее захватывающе и развлекательно, без цинизма и обвинений. Лейтмотив нового фильма Хэнзеля – это «молчаливое согласие», сопротивление и поиск собственных жизненных ценностей.
– Как вы наткнулись на книгу, на саму тему «Волны»?
– С этой книгой я познакомился еще в школе. Мы ее проходили, когда мне было 12 лет. Тогда она произвела на меня большое впечатление.
– Почему вы именно сейчас затронули тему о «легком воздействии фашистской идеологии»?
– Всё началось довольно спонтанно, с дружеской дискуссии. Мы начали разговор о том, кто из нас еще помнит об этой книге. В ходе разговора и возник вопрос, может ли такое произойти сегодня вновь. Все сказали: нет, ни в коем случае – мы ведь столько уже знаем о нацизме. Такое невозможно, так как Германия, Франция – да вообще мы все – так хорошо осведомлены. Но чем больше мы говорили на эту тему, тем неувереннее мы становились. Что произойдет, если Германии окажется в кризисной ситуации? Если влияние не будет выглядеть политическим, если учитель окажется необыкновенно харизматичным искусителем душ и сумеет всё хорошо провернуть? К примеру, если он не будет говорить об идеологии и политике, а просто предложит игру, в которой самым важным фактором является сплоченность коллектива.
– Легко было заполучить в США права на съемку фильма?
– Совсем нелегко. Мы уже в течение многих лет пытались выкупить этот сюжет и снять по нему фильм. Права на съемку принадлежали киностудии Sony, а американцы очень неохотно отдают права на свои фильмы. Но нашему сопродюсеру Мартину Мошковичу (сын режиссера театра и кино, еврея Имо Мошковича из Мюнхена. – Прим. ред.), с его обаянием и проницательностью продюсера, всё же удалось этого добиться. Мы обязались снять именно немецкий фильм.
– Вы получили большую поддержку от инициатора эксперимента, учителя из Америки Рона Джонса. На основе опубликованных им протоколов и был написан сценарий фильма. Вы опирались на оригинал 1972 г.?
– В нашей новой «Волне» действия происходят здесь и сейчас. Мы хотели показать, что такое возможно и в 2008 г., потому что процессы групповой динамики протекают всегда одинаково. Разница только в содержании: решающую роль играет то, за что бороться.
– Конец вашего фильма более трагичен, чем в американской картине. Он заканчивается тем, что один из учеников открывает в школе стрельбу.
– Да, потому что сегодняшние школьники зачастую высокомерно считают, что на такую грубую агитацию они бы ни за что не попались. Многие были шокированы, увидев фильмы об Освенциме, и, как и я, узнали много о национал-социализме на различных уроках. Они попросту думают, что сейчас диктатура уже не возможна.
– Вы не считаете, что в Германии происходит перенасыщение этой темой?
– Да, считаю. Это потому, что фильмы носят демонстративно-плакатный характер. Если сейчас послушать речи Гитлера и посмотреть такие фильмы, как «Untergang» (русское название «Закат»), то это выглядит поневоле смешно. Но если найдется такой харизматичный учитель, каким его сыграл великолепный актер Юрген Фогель в нашем фильме, который сумеет найти нужные слова, напичканные банальностями и звучащие как заголовки бульварных газет, то это подействует. Учитель этим хочет сказать: «Смотрите, как далеко я сумел вас завести – и вы были готовы к этому».
– Ваша семья была как-то связана с национал-социализмом?
– Моих дедушку и бабушку Гитлер сумел убедить; они не были нацистами, скорее консерваторами. Зато мой отец принадлежал к поколению «шестидесятых» и имел крайне «левые» взгляды. Эти два поколения никак не могли найти общий язык. Мой отец говорил деду: «ты – старый нацист», а мой дед называл моего отца «левым бунтарем».
– И как же вы, будучи молодым человеком, справлялись с этим конфликтом?
– Являясь третьим поколением, я счел необходимым показать, как люди подвергаются влиянию. Не называть всех людей того времени идиотами, а объяснить психологические мотивы. Уже в своем фильме об элитном подразделении «Напола» я показал, как в Третьем рейхе происходила «промывка мозгов». Я постарался сделать так, чтобы сегодняшний зритель понял и эмоционально прочувствовал всё это, для того чтобы не попасться вновь на удочку.
– Картина «Волна» была следствием вашей работы над темой «Напола»?
– Это было следующим логическим шагом – показать подверженность влиянию фашизма, переместив диктатуру и психологический феномен групповой динамики в сегодняшнее время. Ведь у нас в Центральной Европе бытует мнение, что эти ужасные события ХХ в. не могут повториться, они еще настолько свежи в памяти.
– А на самом деле это не так?
– В наших беседах Рон Джонс постоянно повторял, что этот феномен групповой динамики универсален и поэтому всё может повториться в любое время. Вспомните проходивший в Германии чемпионат мира по футболу: сколько людей вдруг стало фанатами футбола и превратилось в размахивающих флагами патриотов. В данном случае ими руководили положительные побуждения, но групповой динамикой можно манипулировать. Скажем, я поддерживаю «Гринпис» и являюсь противником глобализации – но, в принципе, у них те же методы.
– Вы еще будете заниматься этой тематикой?
– Да, но не в связи с прошлым. Я хочу сделать фильм о терроризме. Думаю, что эта тема станет доминирующей в этом столетии. Но если картина «Волна» не будет пользоваться успехом, то следующие два года я не смогу работать.
– Как вообще обстоит дело с продажей билетов и показом в школах?
– Фильм уже сейчас продается очень хорошо, его купили такие страны, как Великобритания, Испания, Канада и Франция. И мы уже начали кооперироваться с обществами учителей и школами.
Беседовала
Марта С. ХАЛЬПЕРТ

http://www.evreyskaya.de/archive/artikel_854.html


Спасибо сказали:
К началу страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответ в темуСоздание новой темы
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: Ср, 26 Июля 2017, 21:32


 
AiwanВs emoticons KOLOBOK-Style
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
Рейтинг Новостей Америки
Ozon.ru