Сошлись два суждения о проблеме Южных Курил. Европарламент, назвав их "оккупированными территориями", призвал Россию вернуть острова Японии. Глава МИД России Сергей Лавров заявил, что Россия не готовит к визиту Владимира Путина в Японию предложений по мирному договору. Поскольку подписанию договора мешает именно проблема островов, это надо понимать так: острова не отдаем.



С Европарламентом всё более или менее ясно. Видимо, по аналогии с Балтией, которая действительно пала жертвой сталинской агрессии, они теперь готовы ставить штамп "российская оккупация" на что попало. Однако решение о Курилах Советский Союз принимал не в одиночестве. Правовой основой захвата Курил были решения Ялтинской конференции, в которой участвовали и США, и Великобритания. И если Евросоюзу вдруг вздумалось задним числом занять позицию благородного критика чужих действий, то негоже забывать и о причастности одного из своих нынешних членов.



Впрочем, не надо бы и нам забывать о том, что особенно возмутило японцев: высадка на Южных Курилах произошла уже после заявления императора о прекращении сопротивления на всем театре военных действий.



Кому нужен мирный договор



Сложнее с Лавровым, утверждающим, что отсутствие мирного договора "не является препятствием для развития всестороннего сотрудничества". Является, еще как является. Сотрудничество имеет место, но оно на порядок слабее того, что возможно и необходимо. Японцы проявляют незаурядную активность главным образом в связи с нефтью сахалинского шельфа. Но нефть мы и без них нашли бы кому продать. А Япония могла бы своими инвестициями помочь оживлению наших пустеющих восточных районов, в тысячи раз превосходящих Южные Курилы по территории, по численности населения, по природным богатствам. Не зря же советско-японская декларация, включающая пункт о судьбе островов, была подписана еще в 1956 году. Увы, за истекшие с тех пор полвека наши власти так и не научились серьезно и честно говорить об этой проблеме не только с японцами, но и со своим народом.



Меньше всего говорят о судьбе нынешних жителей Южных Курил, поселившихся там после 1945 года. Сейчас их около 20 тысяч человек. Такое небольшое население Россия и Япония способны, если понадобится, переселить, компенсировав все потери и затраты. Возможен и другой ответ на этот вопрос: кто думал о судьбе японцев, выселенных с этих островов в 40-е годы?



Толкуют про оборону: потеряем проход из Охотского моря в Тихий океан между Итурупом и Кунаширом. Да в Охотское море надо еще попасть из Японского, где наши основные базы. Удобен для судоходства только пролив Лаперуза, но один из его берегов японский, с военной точки зрения этот проход не является независимым, так что и терять особенно нечего. А из Охотского моря в океан остается у нас много выходов и в случае утраты Южных Курил. А главное - не лучше ли иметь соседа дружественного, чем обиженного?



Первыми были айны



Толкуют, что русские первыми открыли эти острова. Особенно смешно вспоминать эти разговоры, стоя на берегу Кунашира и глядя на зеленый берег Хоккайдо. Или стоя на берегу мыса Носяппу, северной оконечности Хоккайдо, и глядя через трехкилометровый пролив на скалу с маяком - это уже наши Курилы. Жители Хоккайдо видят Курилы, не выходя из дому. Правда, японцы не очень давно заселили Южные Курилы, но все же раньше русских. Коренное же население Курил - айны, или айну. По рассказам местных жителей, японские военные власти в 1940 году выселили этот народ на Южный Сахалин, советские власти в 1945-м не позаботились вернуть их на родину, выселили в Японию.



Толкуют о минеральных ресурсах островов, хотя никаких минералов Россия на Курилах отродясь не добывала. На тысячах километров от Москвы до Курил у нас всяких минералов прорва - не хватает рук и денег, чтобы их взять. И еще лет пятьсот достаточных инвестиций для восточных районов Россия не найдет - разве что позовет на подмогу тех же японцев.



Толкуют о рыбных богатствах у тех берегов, но у России на Дальнем Востоке тысячи километров других берегов, где могут базироваться рыбаки. Да и никто не помешает договориться о праве российских рыбаков вести промысел в водах Южных Курил в том случае, если отдадим острова.



Ну не нужны они российской экономике и еще долго не будут нужны. На Хабомаи у нас вообще нет гражданского населения, мы все 60 лет не использовали этот архипелаг для хозяйственной деятельности. А у японцев там были многолюдные рыбацкие поселки.



Нет, не те у нас аргументы в обсуждении курильской проблемы. Разве не стыдно вообще ставить вопрос о материальной ценности островов, раздумывая об их возврате? Мы становимся в позицию человека, нашедшего на улице кошелек и размышляющего: ну был бы он рваный, грязный и пустой - я бы его, может быть, отдал владельцу, но тут деньги лежат - как же можно отдавать!



Всерьез можно обсуждать один вопрос: наше это или не наше? Если земля наша по праву, ее нельзя отдавать никому и ни за какие коврижки. Но что не наше - положи на место и не трогай.



А теперь кусаем локти



В 1956 году появилась советско-японская декларация. Советский Союз обязался после подписания мирного договора передать Японии небольшой остров Шикотан и архипелаг совсем крошечных островов Хабомаи. Судьба крупных островов, Кунашира и Итурупа, декларацией не затрагивалась. Тем самым увязка ее с подписанием мирного договора отпадала. Декларация была ратифицирована сторонами, оставалось подписать мирный договор. Но в 1960 году не рассчитал силы уже Хрущев, отказавшись от подписания договора в пылу очередной протестной акции.



Итак, от Южных Курил, по сути, отказывались в той или иной форме обе стороны, притом Советский Союз дважды. У японцев есть аргумент: от единой цепи островов, вытянувшейся на 1 200 километров, от Камчатки до Хоккайдо, они отсекают южную часть и говорят: да, мы отказались от Курил, но Кунашир с Итурупом - не Курилы, это Северные территории, их мы хотим. Изящный ход, ничего не скажешь. Россия и таких ходов не нашла.



То обстоятельство, что в этом споре обе стороны имеют правовые аргументы, дает основания попытаться решить дело компромиссом. В сущности, таковым является декларация 1956 года. Очень неплохим для нас вариантом было бы к ней вернуться. Такой шаг планировал Борис Ельцин, собираясь в Японию в 1992 году. Но "патриоты" в Верховном Совете подняли такой визг, что стало ясно: этот замысел не проходит. Тогда случился скандал: президент России отказался от визита в последний момент. Ныне российские власти нет-нет да закидывают удочку насчет возврата Шикотана и Хабомаи с сохранением за Россией двух больших островов. Но теперь не идут на это японцы.



Из этой занимательной истории Россия в своем нынешнем постимперском качестве может извлечь по крайней мере один полезный урок: как важно в политике не преувеличивать свои возможности.



Досье МН



СПРАВКА



За всю историю взаимных отношений не известен ни один двусторонний российско-японский документ, который устанавливал бы право России на Южные Курилы. Адмирал Путятин, чья подпись стоит под Симодским трактатом 1855 года, отправился с миссией в Японию, имея полномочия заключить договор о границе, уступив, если потребуется, три южных острова Большой Курильской гряды: Кунашир, Итуруп, Уруп. Путятин выторговал Уруп, японцам остались Кунашир и Итуруп. Император признал миссию успешной.



Позднее Россия потеряла все Курилы да еще и половину Сахалина. В 1945 году в Ялте Рузвельт, Сталин и Черчилль договорились наказать Японию за былые нападения на Россию и за Пёрл-Харбор. Но Япония в Ялтинской конференции не участвовала и согласия на передачу островов не давала. Эту проблему мог снять подписанный в 1951 году в Сан-Франциско мирный договор, согласно которому Япония отказалась от притязаний на Курильские острова. Но Сталин отказался подписать мирный договор, пытаясь наказать американцев за что-то, не имеющее прямого отношения к договору с Японией. Он просчитался: наказал только советскую сторону. Срок, отведенный для подписания, истек, мирный договор вступил в силу без нас, шанс узаконить получение Южных Курил был утерян.