А идише Ваня
(Еврейский Ваня)
Кто-то сверху зарёй мазнул
По гриппозной слякоти марта,
Кто-то сверху плеснул весну
На стада сопливых приматов -

И сквозь утренний скрип да вой,
В полудрёме, в зябком похмелье
Молчаливое большинство
Устремляется в подземелье.

Полиглот и слегка сионист,
На бутылку сшибающий взносы,
В переходе седой гармонист
Просит граждан купить папиросы:

«Купите, койфте, койфте папиросы,
Подходи, пехота и матросы,
Подходите, пожалейте,
Сироту меня согрейте,
Поглядите - ноги мои босы»...

И, сбивая со следа ОМОН,
Налетающий, словно борзая,
В переходе блуждает гармонь,
Непутёвые души терзая.

Души шлёпают в талой грязи,
Им для музыки времени нету.
Эй, пернатая, притормози,
Звякни в старую кепку монетой!

«Мой отец в бою суровом
Жизнь свою отдал,
Мамку где-то под Ростовом
Немец расстрелял»...

Всё он брешет: мамка жива,
Батя пьёт, как сапожник, в Тамбове -
Но силён гармонист заливать
От глыбокой тоски и любови.

Он драконит народ до слезы,
Чтобы грязной крестьянской грабаркой
Наскрести на палёный пузырь
И на булку с горячей собакой.

Не Барух, не Абрам, не Моше,
И скулит, и играет дерьмово -
Чем же пьяной российской душе
Так близка иудейская мова?

«В семь сорок он приедет,
В семь сорок он приедет
На главный - наш славный
А гиц ин паровоз»...

Паровоз твой давно укатил:
Свистнул, гукнул – и скрылся в тумане.
А тебе остаётся скрести
В подземелье лавэшки и мани,

И когда мотыльком на огонь
Дух твой к небу вспорхнёт из неволи -
Жалко всхлипнет вдогонку гармонь
На мотивчик, еврейский до боли:

* «Ци шпейт хоб ихь хойз гефинен,
Ци шпейт ист дайн либе гекиммен»

* Слишком поздно я обрёл дом,
Слишком поздно пришла твоя любовь (идиш).

Александр Сидоров (Фима Жиганец)