Еврейская кухня
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 966

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Погода





Новости от Israland

Курс валют



Новости России

Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Михаил Носоновский. Язык – это диалект, обладающий своей армией и флотом

Отправлено от Anonymous - Saturday, March 12 @ 00:00:00 MSK

YiddishВ №158 газеты The Bukharian Times опубликована рецензия профессора Иосифа Мошеева на вышедший недавно под эгидой клуба Рошнаи двухтомник «История бухарских евреев». В ней, среди прочих интересных замечаний, уважаемый профессор касается вопроса о том, следует ли считать язык бухарских евреев самостоятельным языком или диалектом таджикского? Спор этот ведется давно и часто принимал отнюдь не академический характер. Проф. М. Занд отмечает, что в конце 1930-х годов заключение экспертов-филологов (отвечавшее заказу властей) о том, что «язык бухарских евреев – не самостоятельный, а является диалектом таджикского», привело к массовому закрытию школ, газет и культурных институтов, то есть имело катастрофические последствия для бухарско-еврейской культуры.

Доводы обеих сторон понятны и по-своему убедительны. Те, кто полагает бухарско-еврейский диалект вариантом таджикского (а это, помимо И. Мошеева, к.ф.н. Юрий Бабаев, проф. Акбар Турсунов и ряд других авторов), резонно указывают, что бухарские евреи и таджики легко понимают друг друга. Сложно предстаить таджикско-бухарско-еврейский словарь или переводчика, выполняющего перевод с одного языка на другой. Да, у бухарских евреев есть специфические слова, отсутствующие у таджиков, такие как, например, кошчинон (подправка бровей невесты) или шулхон (стол на низких ножках). Но слов этих немного, и в большинстве случаев они не подлежат переводу, поскольку обозначают специфические обряды или реалии, связанные с еврейскими обычаями.

Те, кто считает, что бухарско-еврейский является отдельным языком, ссылаются на то, что до 1940 года этот язык имел в СССР официальный статус одного из языков народов СССР. Никого тогда не смущала его близость к таджикскому. Как отмечает М. Занд, в качестве литературной нормы (в основном на уровне морфологии) предлагалось ориентироваться на фарси (и еврейско-персидский язык), чем закреплалось отличие от литературного таджикского. На бухарско-еврейском («местно-еврейском», как его тогда назыавли) преподавали в школах, техникумах. Были театральные коллективы, издавались газеты, вышло около 800 книг. Как уже отмечалось, в 1937-1940 годах эта деятельность была свернута в связи с изменившейся национальной политикой. Но историю не перепишешь. Мне в свое время пришлось составлять список книг на бухарско-еврейском языке в Публичной библиотеке в Петербурге. В катологе бывшего Отдела литературы на языках народов СССР имеется раздел с книгами на местно-еврейском языке, этот язык совершенно официально был всегда включен в список. Что же, считать теперь задним числом, что эти все книги на таджикском?

Известны случаи, когда два народа, говорящие практически на одном и том же языке, но различающиеся религией, предпочитают считать свои говоры разными языками. Например, индийцы и пакистанцы говорили практически на одном языке, хиндустани, но после раздела страны возникло два отдельных языка – хинди и урду. На сербохорватском говорили сербы, хорваты и боснийцы-мусульмане. После раздела единой Югославии их диалекты стали стремительно превращаться в разные языки. Политические и исторические реалии оказывают первостепенное влияние на подобные вещи. А раз это проблема не чисто лингвистическая, но и политическая, то уместно задаться традиционным вопросом: а хорошо ли это для евреев – считать свой бытовой говор диалектом чужого языка?

Крупнейший еврейский лингвист, специалист по идишу и по языкам еврейской диаспоры Макс Вайнрайх, сказал однажды в ответ на вопрос, чем язык отличается от диалекта, что «язык – это диалект, обладающий своей армией и флотом». В этой горькой шутке немалая доля истины – диалект становится языком, когда получает официальный статус. Допускаю, что на сегодня бухарским евреям не нужны отдельная армия и флот, но мне кажется, что важно помнить о чужих ошибках, чтобы их не повторить.

Рассматривая историю европейских евреев (ашкеназов, говорящих на идише), мы видим, что в начале ХХ века многие не считали идиш самостоятельным языком и полагали его диалектом немецкого, называли «жаргоном» или «испорченным немецким». Теперь так никто не считает и многие ашкеназы жалеют о своем утраченном языке, но в 30-60-е годы зачастую родители не учили детей идишу, полагая, в частности, что это помешает им изучить «грамотный» немецкий. Конечно, настоящая причина состояла в том, что власти не поощряли изучение еврейского языка, точно так же, как в случае с бухарскими евреями, были закрыты школы и техникумы, почти все газеты. В результате новое поколение русских евреев, те, кто родился после войны, как правило, идиша не знают, уникальное богатство еврейской литературы на этом языке им недоступно. Следует ли бухарским евреям повторять ту же ошибку и принижать статус своего языка, объявляя его вариантом таджикского, если он имеет отличия от литературного таджикского, которые в прошлом уже позволяли считать его самостоятельным языком?

Большинство западных исследователей еврейских языков указывают еврейско-таджикский (именно так называется язык бухарских евреев в западной научной литературе) в качестве самостоятельного языка или варианта еврейско-персидского. Judeo-Tajik имеет код jpr в стандарте MARK для описания языков Библиотеки Конгресса (таджикский язык имеет код tgk), являющимся обязательным для библиотек США. Он фигурирует как самостоятельный язык в базе данных солидных научных сайтов Ethnologue.com и Jewish-Languages.org, используемых этнолингвистами всего мира. Большинство западных специалистов так или иначе признавали его отдельным языком, к ним можно отнести профессоров С. Бирнбаума, М. Вайнрайха, М. Занда, П. Векслера. Этой же точки зрения придерживались представители бухарско-еврейской национальной интеллигенции: Я. Калонтаров, М. Бачаев, А. Шаломаев и многие другие.

Будучи сторонником противоположной точки зрения, проф. И Мошеев пишет: «Структура нашего диалекта зависит от таджикского языка, вариантом которого он является». Но так ли это? После многих веков сосуществования исторические судьбы таджиков и бухарских евреев разошлись. Бухарские евреи – самостоятельныя этническая группа, и сегодня нет причин для того, чтобы оглядываться на таджиков в вопросах, касающихся своего языка, тем более, говорить о «зависимости». Я бы сказал, что бухарские евреи своей особой исторической судьбой выстрадали независимость, в том числе и языковую.

Есть и еще один аспект, о котором иногда забывают: типологическое сходство культурно-языковой ситуации у разных еврейских групп. Многие еврейские этнические общины имели в диаспоре письменную литературу на иврите, а бок о бок с ней живую, основанную на фольклоре литературную традицию на разговорном языке. Подобное отношение к письменности глубоко вошло в плоть и кровь еврейской культуры и религии. Рядом с Письменной Торой на иврите обязательно должна быть Устная Тора (Талмуд) на арамейском, «языке Таргума». Изучение Письменной Торы без Устной воспринималось как отступление от норм еврейской религии. Рядом с ивритским Танахом всегда был перевод, имевший свой язык: арамейский таргум, персидский тафсир, ашкеназский хумэш-тайч, либо сефардский ладино. Наши мудрецы объясняли, что это не случайно, Тору надо учить «два раза Писание, третий – перевод», причем, согласно некоторым мнениям (об этом писал Махарал из Праги), перевод соответствует Грядущему миру. Махарал полагал (и вслед за ним это повторяли многие другие мыслители), что еврейство несет в себе два начала, национальное и универсальное, и этим двум началам соответствует язык иврит и бытовой еврейский язык, принятый в данной местности (например, арамейский, или идиш или бухарско-еврейский). Серьезный, «мужской» святой язык (лошун-кудеш) и разговорный «женский» материнский язык (забони модар) вместе составляют две стороны еврейской души, и одна не может существовать без другой. Поэтому мне все же представляется, что, когда мы говорим о бухарско-еврейской культуре, несправедливо из устоявшегося в академической иудаике сочетания «еврейско-таджикский язык» отбрасывать первую часть и объявить этот язык чисто таджикским. Потому что для нас всех он прежде всего именно еврейский.

ЖЖ

 
Повествующие Линки
· Больше про Yiddish
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Yiddish:
Шуточный русско-еврейский идиоматический словарь (продолжение)


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 0

Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу