Музыкальный киоск
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Your Account
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 716

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Михаэль Дорфман. Два переводчика.

Отправлено от Anonymous - Tuesday, March 14 @ 00:00:00 MSK

IsraelВ выпусках бюллетеня «Еврейский мир», среди массы хороших материалов, резанулa глаз статья израильского автора Марьяна Беленького «Тетя Соня и Салах Шабати».

Поразился в первую очередь неприкрытой враждебностью к нашим землякам. «Тети Сони и дяди Яши здесь оставляют весьма жалкое впечатление. Сидят они здесь у своих телевизоров, включенных на русские каналы, мало чего понимая в происходящей вокруг жизни... На улице их сразу видно по затравленному взгляду, сгорбленному силуэту, шаркающей походке. Дурацкая совковая одежда; значки, нацепленные на пиджаки, которых здесь никто не носит; потертые очки устаревших моделей с нацепленными щитками от солнца... Тащатся они со своими палочками и кулечками по палящему солнцу, проклиная «этих местных, которые только и думают, чтоб их объегорить». Подобное писать в Израиле неприлично не только по-русски или на иврите, но даже вставлять в тексты третьесортных сатириков. Даже оголтелые израильские политики в нынешнюю горячую предвыборную пору поостереглись бы разбрасываться столь сочными анти-олимовскими текстами ненависти, как это делает автор-самоненавистник.



Михаэль Дорфман, израильский автор, живет в Нью-Йорке


Впрочем, сам текст Марьяна Беленького, похоже, написан, «мало понимая в происходящей вокруг жизни», и является хорошим образцом местечкового эмигрантского захолустья. Материал отличается явной маргинальностью для современного Израиля. Глубокомысленные замечания, вроде «Анекдоты и шутки про Хаима и Абрама в Израиле не в ходу. Имитацию «еврейского» акцента здесь тоже не воспримут» хорошо бы снабдить замечанием «по мнению автора». Равно как и широкие, однако неверные культурологические обобщения: «клейзмерская музыка - не очень-то напоминает широко известный в России фрейлехс, а уж основной поток израильской музыки... ничего общего с музыкальной культурой евреев Восточной Европы не имеет». Кому-то даже «Русское поле» Яна Френкеля или «С чего начинается родина» Матусовского и Баснера напоминают фрейлехс, а кому-то израильская музыка не напоминает. О вкусах не спорят, а тем более давно уже не навязывают их так категорически.

Псевдоисторические обобщения автора тоже явно устарели: «Отцы-основатели, идеологи страны выдвинули теорию Нового Израильтянина, свободного от «рабской психологии галута», а заодно и от всей «галутной» культуры. Тысячелетнюю историю евреев Восточной Европы следовало забыть раз и навсегда, как страшный сон, и начинать новую культуру с нуля... Резервы культуры для Нового Израильтянина следовало черпать у арабов» (От редакции: Заметим, что еще в начале 50-х годов прошлого века коренной израильтянин, известный израильский писатель Ханох Бартов писал в своем сборнике под выразительным названием «Я не мифический сабра» (1955 г.): «Так можно ли быть «мифологическим саброй»? Конечно же, нет, когда каждый десятый израильтянин прибыл только вчера». Бартов призывал улететь «как можно дальше от мифологического сабры, вернуться назад, к реальному израильтянину, к еврею...»).

Сегодня в Израиле повсеместно усваивают общепринятую в мире политкорректность. Израильское общество отказалось от старых моделей социалистического реализма, признав вклад всех общин и всех культур в создание Еврейского государства, а категорические инвективы 40-50-х годов, если и вспоминают, то с осуждением. «Израильская культура базируется на совершенно иных эстетических принципах, чем культура евреев Восточной Европы... Израильтяне не знают старых еврейских анекдотов, и рассказывать их им бесполезно, поскольку сам образ еврея российского анекдота - хитрого, жадного, себе на уме, противостоящего властям, ничего не говорит израильтянину, не опирается на его жизненный опыт». И здесь автора, гордящегося своими переводами израильского сатирика Эфраима Кишона, необходимо поправить. Анекдоты российские очень даже в ходу среди израильтян, а комический персонаж популярного сатирического телешоу кассирша Люба завоевала огромную популярность. Понимание анекдотов зависит от их адекватной адаптации, хорошего перевода и умения рассказывать.

Времена идеализации израильтян тоже давно отошли в прошлое. Образ «хитрого, жадного, себе на уме, противостоящего властям» как раз вовсю используется израильской сатирой, в том числе тем же Кишоном, которого Беленький переводил. Да и заявления, вроде «писателю невдомек, что в Израиле по блату не уклоняются от армии, а устраиваются в боевые части» тоже страдают чрезмерной самоуверенностью. Полистав израильские газеты и книги, нетрудно прийти к выводу, что здесь вовсе не милитаристское общество и всякое бывает. (От редакции: Так, у популярного сегодня современного израильского прозаика Амира Гутфройнда читаем (рассказ «Силуэты», 2005 г.): «А вот сидящий мужчина, у него нога в гипсе. Это - Дани, которому за день до начала Шестидневной войны его жена Рахель наложила гипс, чтобы его не призвали, а потом он пошел да еще получил свидетельство за вклад в победу в тылу, вот так...»). Я мог бы вспомнить открытое иерусалимской полицией дело против врачей-психиатров, бравших взятки, чтоб отмазать призывников из религиозного сектора А уж то, что дают взятки, чтобы попасть на службу в боевые части, - явная фантазия автора.

Уверенность Беленького, якобы «Шолом Алейхем отнюдь не является популярным писателем в Израиле, а уж о Михоэлсе здесь не знают даже выпускники театральных училищ», выдает лишь неосведомленность автора. За последние 15 лет в Израиле вышло два новых перевода Шолом-Алейхема на иврит, занявших почетные места в рейтинге книготорговцев. Дочь великого еврейского артиста Нина Михоэлс, преподаватель самого престижного израильского театрального училища Бейт Цви, много сделала, чтоб увековечить память своего отца.

Впрочем, Беленький - весьма плодовитый автор и не ограничивается оскорблением русскоязычной общины Израиля, а старается уязвить представителей других израильских меньшинств тоже. Несколько лет назад он опубликовал в какой-то русской газете разные «творческие» методы по решению «арабского вопроса» - не буду их повторять. Статьей заинтересовалась прокуратура, возмутилась ивритская пресса. Во многих русских редакциях прошли собрания, где излагалась эта история в качестве предостережения. После этого Беленький арабов задевать перестал. Теперь его ненависть нашла себе новый объект - русскоязычных репатриантов.

К сожалению, Беленький не одинок. Александр Крюков, чьи переводы Кишона Марьян Беленький вспоминает вместе со своими, приводит примеры израильских текстов, отдающих откровенным расизмом.


* * *


Обо всем этом можно было бы не писать, но с профессором иврита Еврейского университета в Москве Александром Крюковым у меня связана особая история.



Александр Крюков (Москва). «Русим», «грузиним» и другие евреи. (Ненормативная лексика и анекдот как отражение социально-этнических проблем израильского общества). "Корни" №19, 2003. С. 4-27.


В начале 80-х мне пришлось немного поработать для израильского правительственного агентства. Тогда, впервые после разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем, на Международной выставке книги в Москве открылся израильский павильон, экспозицию которого организовал Израильский институт экспорта. Израильскую делегацию на ярмарке возглавлял активист алии из Беер-Шевы Давид Сорек, много сил отдавший помощи репатриантам из СССР. С 1957 года, когда Сорек возглавлял израильскую делегацию на исторический Международный фестиваль молодежи и студентов в Москве, Сорек много лет сотрудничал с «Бюро по связям с советским еврейством», еще известным как «Натив». В конце 50-х он служил в израильском посольстве в Москве и был лишен дипломатического статуса за слишком тесные контакты с евреями, не понравившиеся советским властям.

Израильтяне организовали на ярмарке охрану павильона, куда набрали русскоговорящих молодых евреев, имевших иностранные паспорта. Впрочем, охрана была своеобразная. Нас инструктировали отводить глаза, если посетители будут брать книги со стендов и уносить их с собой. Более того, нам полагалось следить, чтоб книги на стендах не убывали. Поэтому персонал постоянно возобновлял экспозицию, выставляя на полки новые экземпляры, взамен «исчезнувших». Книги и другие материалы должны были остаться за железным занавесом, где на них был огромный спрос.

Разумеется, с советской стороны выставку тоже «охраняли» люди из спецслужб. Я не буду тут рассказывать, какие дикие инструкции нам тогда давали, как призывали бояться гебистов, которые только и норовят, что ядовитым зонтиком в задницу тыкнуть. Да еще, рассчитывая на наше «национальное чутье», велели следить, чтоб только евреи книги выносили. Поэтому на фоне хмурых неулыбчивых московских лиц, отводивших взор, мы сразу заметили часто появляющегося там высокого симпатичного худощавого человека лет тридцати с умным и пытливым взглядом, с откровенным интересом разглядывающего нас.

Персоналу павильона было странно, что гебисты тоже «не замечали», что посетители уходят с книгами. (От редакции: Не надо думать, что происходил грабеж экспозиции. Случалось, что у некоторых посетителей книги отбирали, но большинство уносило беспрепятственно. Многие кружки изучения истории еврейского народа и воскресные еврейские школы возникли благодаря литературе, «прихваченной» с выставки).

Уже после падения СССР я попал в Израиле на встречу в профессором иврита Александром Крюковым, и я его вспомнил его по Московской книжной ярмарке, несмотря на прошедшие годы. Замечательный знаток иврита, бывший старший сотрудник Института социологических исследований

АН СССР, референт по Израилю в ЦК КПСС (* Это не совсем верно (Ред.)), он всегда оставался другом нашей страны, симпатизировал еврейскому народу. И когда его великолепный иврит и огромные знания оказались востребованными в России не только на Старой площади, он без колебаний отдался любимому делу - преподаванию и переводам с иврита. Александр Крюков познакомил российского читателя с творчеством Амоса Оза, Эфраима Кишона, Этгара Керета, Йосла Бирштейна и многих других.

Причудливыми путями бывший «востоковед в штатском» оказался преданным другом нашего народа, отлично разбирающимся в нашей жизни и культуре. Зато еврейского юмориста, судя по его последним текстам, - ну никак не назовешь горячим филосемитом или даже знатоком израильской жизни.

* * *


Перечел я еще раз текст Марьяна Беленького и подумал, что может, быть я впадаю в непростительную для критика ошибку, путая автора и его лирического героя. Кто знает, может быть, от явно выдуманного эпизода с японским послом, якобы по незнанию вручившим израильским коллегам антисемитские «Протоколы сионских мудрецов», вплоть до насмешек над стареньким репатриантом, конспектирующим понравившуюся статью в газете, речь идет о сатирическом скетче. Может быть, автор, писавший тексты о тете Соне для Клары Новиковой, вышел на сцену в сатирическом образе пересаженного на израильскую почву «совка» (как он сам выражается), шовиниста, хама и самоненавистника, перелицевавшего привезенные национал-патриотические идейки на ура-сионистский лад.

Чем черт не шутит, возможно, Беленький решился последовать примеру Жванецкого, от писания скетчей для других перешедшего к исполнению собственных произведений и создавшего одноименный персонаж, сильно отличающийся от автора. Последнее знаю точно, поскольку пришлось как-то в Израиле по душам беседовать с Михаилом Михайловичем Жванецким. Если так, то остается лишь снять шляпу перед силой реализма Марьяна Беленького.

Вот только поймут ли его? Известно ведь, что нет пророка в своем отечестве, а поди, окажется прав, и израильтяне действительно не воспримут русского юмора.

© 2006 by Michael Dorfman. All rights reserved


Послесловие от редакции


Редакция предоставляет читателям самим разобраться в своих симпатиях и к "Тете Соне", и к ее автору - Марьяну Беленькому, и к творчеству профессора МГУ Александра Крюкова. Кстати, редакция располагает последней военной фотографией генерала от филологии, где будущий старший лейтенант запаса запечатлен в неотразимой солдатской форме.

Его интерес к Ближнему Востоку начал формироваться еще в начале 1970-х, когда он проходил срочную службу на советско-китайской границе, как понятно каждому, естественно, в Еврейской АО. Не обнаружив там за три года службы ни одного еврея, он было махнул на это рукой и пошел в МГУ изучать малайцев.

Но провидение было неумолимо. Без объяснения причин всю группу записали изучать иврит. Отсюда и интерес молодого аспиранта к израильскому книжному павильону и к его экспозиции, на которую у него также лег глаз. Однако, как читатель помнит из рассказа М.Дорфмана, органы и персонал выставки не дремали, и книжки у него отобрали. Между тем как лица с менее заметной внешностью выносили эту самую экспозицию с упорством челноков, промежуточно складируя ее в кустах за павильоном. Не то чтобы обиду, скорее разочарование в справедливом и честном распределении литературы А.Крюков не раз высказывал Давиду Сореку и у него дома в Беер-Шеве, и у себя дома в Печатниках. Видимо, признавая несправедливость, Сорек помогал в организации выступлений А.А.Крюкова в Израиле. На одном из них герои и авторы встретились, но так и не познакомились. Отсюда у М.Дорфмана неточности в биографии известного филолога, которому приписывают лавры Джеймса Бонда, вероятно, благодаря такой же импозантной внешности.

Что же касается Марьяна Беленького, то тут М.Дорфман прав: разобраться, где образ, где автор, где герой, не просто. Ясно одно: если "Тетя Соня" радует народ, значит, народу она нужна.

М.Беленький фантастически продуктивен. Но главное даже не это. Главное - он не одинок.

Русский юмор становится популярным в Израиле. Именно это помогло М.Беленькому выпустить новую книгу.

Ее можно приобрести в московском филиале издательства «Гешарим», либо позвонив туда, узнать, где она продается в вашем городе. Подробности на сайтах:

http://gesharim.org/publishing/moscow
http://gesharim.org/books/?books_id=319


Примечание:

jewishworld.onestop.net

 
Повествующие Линки
· Больше про Israel
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Israel:
М.Генделев. Два стихотворения.


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 0

Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




jewniverse © 2001 by jewniverse team.


Web site engine code is Copyright © 2003 by PHP-Nuke. All Rights Reserved. PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.
Время генерации страницы: 0.064 секунд